https://i0.wp.com/plus.lviv.ua/_nw/68/61202176.jpg

Несмотря на наличие в украинском законодательстве статьи об уголовной ответственности «за разжигание межнациональной розни», на Украине официально действуют десятки организаций открыто исповедующих не только необходимость этнического геноцида Русских, но и таковой проводящих в меру своих возможностей. Вот лишь некоторые из них.

Конгресс Украинских Националистов (КУН). Лидер Ярослава Стецько. Базисная установка партийной программы: «Извечным врагом Украины является дикая Московщина, и какими бы лозунгами она не прикрывалась (коммунистическими, славянофильскими, правами человека или защиты православия), москаль является врагом украинца»(5).

А вот выдержки из программы Союза Украинской Молодежи: «В первую очередь необходимо очистить Украину от пяти-шести миллионов московитов, которые являются паразитами … привыкли к господству над украинцами».

«Уничтожение России — это предварительное условие сильной Украины».

«Украина — это могильник Российской империи».

В 1992г. возникла Социал-Националистическая Партия Украины (СНПУ). Суть ее идеологии выразил руководитель Львовского отделения И. Коцюрупа: «Я давно мечтаю устроить во Львове Варфоломеевскую ночь для русских. Но, понимаете, для этого еще недостаточно сил». Председатель СНПУ Ярослав Андрушкив постоянно заявляет о подготовке партии к «вооруженной борьбе за независимую Украину». С кем конкретно? Разумеется, с Русскими. На счету этой группировки погромы штаб-квартир оппозиционных партий, поджог Русского культурного центра им. Пушкина, избиения активистов Русского движения. Во всех случаях реакция правоохранительных органов была нулевой, а в ноябре 1995 СНПУ официально зарегистрирована Минюстом Украины.

Украинская Национальная Ассамблея (УНА). Вот как формулирует программные тезисы ее лидер Дмытро Корчинский (апрель 1993): «Задача наших организаций заключается не столько в том, чтобы добыть независимость, сколько в том, чтобы добить Россию в том виде, в каком она существует сейчас»(6). В мае 1992 УНА принимает заявление по Крыму: «Крым будет украинским или безлюдным»(7). После этого 350 молодчиков созданной при УНА боевой организации УНСО (Украинская Народная Самооборона) идут «походом» по Новороссии и Крыму с целью запугивания местного Русского населения. 16 января 1993 в Киеве состоялись командно-штабные учения УНСО «Глас вопиющего». В ходе учения отрабатывались действия на случай «отделения Крыма, создания Донецко-Криворожской республики или агрессии России против Украины»(8). Планируется, что еще до начала конфликта на территории России будут сосредоточены «50-100 опорных пунктов террора». Для этого до начала боевых действий в Россию будут засланы «250-500 морально выдержанных и подготовленных бойцов». Предполагаются «химическая атака в метро, на рынках, железнодорожных вокзалах, в больших магазинах». Будут заложены заряды взрывчатки «в многоэтажных жилых домах, подземных строениях, троллейбусах»(9). С началом военных действий в Чечне боевики УНА-УНСО сражаются в отрядах чеченских бандформирований. 29 декабря 1994 партия зарегистрирована Минюстом Украины.

При столь же активном участии власти насаждается русофобия через средства массовой информации, в том числе государственные. Газета «Слово», орган «Товарыства украинськои мовы», официальной организации, дотируемой из госбюджета, в частности призывает: следует решительным образом уничтожить «гниль московского и других влияний в украинских городах, переполненных паразитами, тем грязным люмпенизированным полукриминальным московским кагалом, расселенным вокруг никому ненужных заводов и предприятий … Права на какую-то отдельную историчность и так называемую «самобытность» эта масса уже не имеет, и всякое сопротивление со стороны этой биомассы должно вызывать немедленные карательные устрашающие акции».

Газета «За вiльну Україну». Финансируется львовским городским бюджетом. Русских представляет своим читателям следующим образом: «Народ в Донецке в основном переселенцы, бедняки с Курской и других областей России. Это в основном народ темный, забитый, безграмотный, но очень процветают среди них алкоголизм, бандитизм, хулиганство, воровство. Сомневаюсь, что можно пробудить у них сознание – им просто не понять, что это такое».

Особое место в психологической войне против Русских отводится идеологическому и физическому террору против верующих Православной Церкви. С 1991 по 1998 гг. при молчаливом согласии власти были уничтожены три православных епархии: Львовская, Ивано-Франковская и Тернопольская. Погром сопровождался насильственным захватом более тысячи храмов, избиениями, а в ряде случаев и убийством православных священников и мирян. Государственные СМИ приняли самое деятельное участие в подготовке и осуществлении этой преступной кампании. Для начала Украинская Православная Церковь Московского Патриархата была объявлена «антиукраинской, антигосударственной организацией, которая работает на уничтожение украинской национальной культуры, на ликвидацию независимости Украины и возвращение ее в лоно Российской империи». Верующие ее названы «московитами», а самой ей в качестве «российской церковной структуры» инкриминирован вывоз в Россию денег, культурных и духовных ценностей(10).

Именно под лозунгом спасения «национального майна» толпа «украинцев» в июне 1992 взяла штурмом здание епархиального управления в Ивано-Франковске, зверски избив находившихся в нем трех православных священников. После полученных травм о. Михаил Шувар месяц провел на больничной койке, а о. Адаму Залецкому пришлось перенести тяжелую хирургическую операцию. Руководивший штурмом украинский «священник» Орест Левицкий заявил правящему епископу Илариону: все его действия согласованы с властью и рассчитывать на ее помощь не следует. И, действительно, обратившимся за защитой в милицию православным офицер дежурной части вежливо объяснил: люди, завладевшие епархиальным зданием, не дают возможности вывести церковное имущество в Москву, а милиция в такие дела не вмешивается. На следующий день после кровавого штурма в епархиальное управление явились судебные исполнители, которые описали все имущество и наложили арест на банковские счета.

Так прекратила свое существование православная Ивано-Франковская епархия. Все ее храмы и денежные средства были переданы униатам и самосвятам из «украинской церкви» лжепатриарха Филарета Денисенко, лишенного сана и преданного анафеме расстриги. Верующим канонической Церкви было позволено использовать в качестве «храма» убогое здание бывшего детского садика, но и отсюда власть не прекращает попыток выселить их под открытое небо, а немногочисленных его прихожан, сохранивших, несмотря на террор, верность Православию, «украинцы» продолжают преследовать и избивать.

По такому же сценарию уничтожены православные епархии Тернопольской и Львовской областей. Вот лишь один из тысячи эпизодов этой религиозной войны. 22 января 1998 в село Мельничное Турковского района Львовской области прибывает наряд милиции во главе с районным прокурором Кундиком В.В. Прокурор объявляет православным, что отныне в их церкви будут справлять службу и греко-католики. Православные, естественно, отказываются дать согласие на подобное кощунственное осквернение своего храма (тем более, что он является законной собственностью их общины). Тогда милиция во главе с прокурором бросается на штурм. Прихожане и священник жестоко избиты, в храме выбиты окна, уничтожены входные и боковые двери. Православные из него изгнаны, отныне он – собственность униатов; никаких человеческих прав за верующими канонической Церкви, объявленными «москалями» и «оккупантами», украинская Фемида не признает, она по определению на стороне уродливого церковного гибрида – украинских греко-католиков. Божью Церковь этнические мутанты не приемлют, им роднее ее искусственный суррогат.

Сегодня в Червоной Руси на руинах Православия правят сатанинский шабаш униаты и католики, а православные, как во времена первых римских императоров, загнаны в глухое подполье, подвергаясь жестоким преследованиям и насилию. Кощунственное надругательство над верой предков естественно для «украинцев», людей без роду и племени, лишенных прошлого и будущего, этнических мутантов, заблудившихся в лабиринтах истории. Запланированный на июнь 2001 года визит на Украину папы Римского должен стать апофеозом национального предательства, окончательного отказа «украинцев» от своих исторических корней, своей истории, своей религии. Он также призван дать новый импульс дальнейшей эскалации католической агрессии на  Восток. На очереди Волынь и Подолия, Новороссия и Слобожанщина, Крым и Донбасс. Война на уничтожение и духовное закабаление Русского Народа переходит в свою решающую стадию.

*    *    *

Важнейшим направлением этнического геноцида Русских и их насильственной ассимиляции в «украинцев» является внедрение украинской идеологии в умы и души подрастающего поколения. Растление неокрепшего и неискушенного детского сознания русофобией, формирование его в духе ненависти к России и Русским определяет сегодня облик школьной системы образования на Украине, составляя основу преподавания таких предметов как «украинська мова» и «история Украины». Особое место, конечно, отводится истории. Глава украинского отделения Фонда Сороса Богдан Гаврилишин в интервью киевской газете «Зеркало недели» с гордостью заявил, что ими выпущено около 90 наименований учебников по истории Украины «антиколониальной направленности». В некоторых из них авторы насчитывают до четырех «русско-украинских войн»! Таковы же и другие исторические пособия. Так, на обложке исторического атласа для  8 класса изображена картина боя; «Казаки гетмана Ивана Выговского побеждают московскую конницу в битве под Конотопом». Та же картинка воспроизведена на 20 странице атласа. Что же созерцают дети? Они видят, как бравые казаки лихо рубят ненавистных москалей-краснокафтанников. Один «москаль» валяется, порубанный, на земле, другой с ужасом и  страхом теряет саблю и прижимается к своему вздыбленному коню, но на него уже несутся два казака с пиками. Соответствующий текст дается и в учебнике: «28-29 июня 1659 года на р. Сосновке под Конотопом украинская армия нанесла сокрушительное поражение российской армии». То, что ударную силу «украинской армии» составляла 40-тысячная татарская орда, приглашенная Выговским в качестве «союзника», а «туземцы» в его войске были представлены всего лишь 5 тыс. «казаков», из коих половина приходилась на наемные отряды сербов, немцев, волохов и поляков, – дети, конечно, никогда не узнают. Как и того, почему после столь «блестящей победы» уже в октябре на казачьей раде под Германивкой Выговский низложен с гетманов и вынужден спасаться бегством в Польшу, где судьба по заслугам воздала ему за иудино служение: первоначально возведенный поляками в ранг сенатора и киевского воеводы с титулом князя «Русского княжества», он в 1664 г. ими  же обвинен в предательстве и по приговору военного суда расстрелян… Конечно, все эти факты авторы учебника старательно замалчивают, их цель: закрепить в сознании ребенка миф о веками длящейся войне «украинцев» с Русскими, а «картинка» в атласе поможет сформировать осязательный «образ врага». Запечатленный подсознанием, он в нужный момент «выстрелит», а чтобы время не изгладило впечатление, его закрепят неоднократным повторением в течение всех лет обучения, начиная с самых младших классов.

Заглянем в учебник для 5-го класса. Первый миф, вдалбливаемый в голову учащихся, «тысячелетнее существование» Украины и «украинцев». В качестве точки отсчета, разумеется, взят период древней Руси: «Загадочная дорога истории привела нас сегодня во времена возникновения украинского народа и строительства первого самостоятельного государства. Название этого государства – Киевская Русь»(11). § 10 раздела, посвященного ей, так и называется: «Первостроители украинского государства». В их числе Кий, Щек, Хорив, Аскольд, Дир, затем Олег, Игорь и далее все Русские князья, вплоть до Даниила Галицкого: он – «первый из украинских князей, коронованный королем»(12).

Примечательно, что польское господство над Малороссией ни разу не упоминается в отрицательном контексте. Дела «украинцев» в Речи Посполитой шли отменно: процветала культура, развивался и совершенствовался язык, казаки были вольными, народ пел песни. Не хватало малости: снова стать независимым государством. Увы, исторические обстоятельства этому не благоприятствовали. После войны 1648-1654 годов (причины ее и ход не рассматриваются) «истерзанная, обессиленная Украина искала спасения». От кого его ждать? Татары ненадежны и продажны. «Турция, возможно, и защитила бы, но преградой к объединению с ней была давняя ненависть народа к «бусурманам». У европейских стран были свои проблемы. Оставалось только Московское царство».

«Созвал Хмельницкий казаков на совет. Спросил их:

– Под каким правителем хотите быть? К кому обратимся за помощью? Думали казаки, совещались. Решили пойти на союз с Москвой, хоть сердце к российскому самодержцу не лежало». «В 1654 году в Переяславе был подписан договор между Россией и Украиной. Он положил начало новому закабалению украинского народа», «вольнице пришел конец»(13).

Но нашелся славный герой на украинской земле – гетман Иван Мазепа, стремившийся «сделать Украину великим и сильным европейским государством, освободить из под гнета Московского царства». Перед Полтавской битвой «гетман обращается к казакам:

– Братья! Настал наш час! Воспользуемся этой возможностью! Отплатим москалям за насилие над нами, за нечеловеческие муки и обиды, причиненные нам! Пришло время сбросить ненавистный гнет…».

Увы, побили Русские короля Карла XII, а ведь «после победы шведов над Россией Украина должна была стать независимым государством. Но не суждено было счастье Украине». А замечательный гетман Мазепа, расстроившись, вскоре скончался. «Так закончилась жизнь одного из славных сынов Украины, мечтавшего увидеть свою землю свободной, а народ счастливым»(14).

Совсем закатилась звезда «украинцев»: «Шли годы. Один за другим менялись российские цари. А Украина постепенно разорялась. Все больше притеснялись украинский язык и культура. Ограничивались в правах казаки, вводилось крепостничество». «Из свободного государства, основы которого заложил Богдан Хмельницкий, Украина превратилась в Малороссию – в Малую Россию»(15).

Лишь два века спустя проглянул луч надежды: «В Киеве в первых числах марта 1917 года возникла Центральная Рада… Россияне неприязненно отнеслись к украинскому правительству. Их беспокоило то, что Украина может отделиться и стать самостоятельным государством. Разве могли допустить это те, кто столетиями вывозил с богатой украинской земли зерно, соль, рыбу, уголь, железную руду. Где еще найдешь территорию с такими плодородными землями, мягким климатом, трудолюбивыми и терпеливыми людьми? Те, кто хорошо знал, чего стоит Украина, понимали, какой большой кусок «пирога» может упасть с их стола»(16). И, как это и принято у «россиян», они силой кинулись неволить «украинцев»: «Большевики России направили в Украину Красную Армию». Та подошла к Киеву. «На защиту столицы поспешили вновь сформированные отряды молодежи», встретившие врага на железнодорожной станции Круты. «Несколько раз герои отбивали атаки врагов. Шли в рукопашный бой. Но силы были неравными». Побили красные «украинську молодь». Но народ помнит своих героев: «Драматические события под Крутами остались в памяти украинского народа. Об этом поется в одной из песен:

У Кыеви, пид Крутамы,
Був бий тяжкий з.москалями (а не большевиками, заметьте.-С.Р.)
Трыста катив (т.е. палачей) на одного,
На студэнта молодого.
Чэрвоние сниг на поли,
Цэ проллялы кров гэрои…
А по трупам тых гэроив
Зайшов ворог до Кыйова.
Ой, нэ смийся, лютый вражэ,
Голова твоя щэ ляжэ»(17).

Вот такого рода «уроки» преподносит сегодня молодому поколению украинская школа. Разумеется, никто на Украине никогда не слышал этой псевдонародной «песни», сочиненной автором учебника в расчете на заведомую неискушенность школьников, ведь речь идет о детях 11-12 лет, принимающих за чистую монету любые россказни взрослых дядей и тетей, тем более наделенных авторитетным званием Учителя. Руководимые такого рода «специалистами», они старательно заучивают тексты параграфов, даты, имена, географические названия и невдомек им, что не знание прошлого своей Родины обретают они, а впитывают идеологическую отраву, калечащую их юные души ложью и ненавистью к собственному народу, задрапированного вымышленным персонажем «москаля».

Примечательно то, что термин этот несколько раз встречается в учебнике, но смысл его не разъясняется, хотя в конце каждого параграфа дается специальный словарь с толкованием незнакомых слов. Но контекст подачи понятия «москаль» таков, что ребенок быстро догадывается: эти закоренелые враги украинского народа – РУССКИЕ.

Учебник для старших классов, посвященный периоду с конца XVIII по начало XX века, в этом смысле гораздо откровеннее. С первых же страниц школьник узнает, что Украина была колонией России, а «украинцы» – «резервуаром пушечного мяса» для российских военных авантюр: «Это была их плата за безгосударственное существование». Украине «пришлось кормить чужую армию и отдавать своих сынов на войну за чужие интересы». Русские на украинской земле – чужаки, «имперская русская власть» намеренно заселила ими юг и восток Украины с целью последующего отторжения этих территорий в пользу метрополии (18). «Преступление русского царизма перед украинским народом» особо подчеркиваются славным житьем «украинцев» под властью Австро-Венгрии. Вот где страна была цивилизованная и с образованием дело обстояло хорошо, и сейм местный действовал, и крепостные повинности добрые император Иосиф II с мамой отменили. Для пущей убедительности приведена цитата Грушевского: «Переход Галичины под власть Австрии был первым началом возрождения украинской жизни в Западной Украине»(19). В Восточной под «русским гнетом» ничего подобного, конечно, не происходило. Теперь школьнику понятно и то, почему самостийники в Галичине, этом «украинском Пьемонте», отнюдь не выступали за «нэзалэжнисть» от Австрии, зато настаивали на отделении Малороссии от России и присоединении ее к Австро-Венгерской империи: после мазепинских шведов не было у «украинцев» друзей лучше, чем австрийцы Грушевского (20).

В § 60 авторы затрагивают тему религиозных отношений, облив грязью Православную Церковь и похвалив греко-католическую, которая «играла диаметрально противоположную роль». Какую? Содействовала «украинскому возрождению», тогда как Православная — «ассимиляции».

Насаждение русофобии в школе не ограничено предметом «История Украины». Активные ее пропагандисты также преподаватели «украинськои мовы та литэратуры». «Край наш родной, наша земля – это Украина. А потому и мы называемся украинцы. Когда Россией правили петербургские цари, они велели всем называться «русскими». Но мы не «русские» и не «малороссы», а только украинцы, а наш родной край – Украина. И будь ты маленький или взрослый, ты обязан с гордостью называть себя своим именем» (этот фрагмент изложения для учеников 6-го класса передала мне в 1996 году знакомая из Харькова).

А вот «воспитательный час» в одной из донецких школ. 7-й класс. Классная руководительница, рассуждая о патриотизме и любви к Родине, следующим образом объясняет детям русскоязычие Донбасса: «Когда-то здесь жили одни украинцы, розмовлялы и спивалы, а потом нашу землю захватили Русские цари и заставили всех говорить по-русски. Вот почему ваши родители и вы, дети, общаетесь не на  украинском языке. И только честные, порядочные, достойные люди сегодня говорят на «ридний мови». Дети должны понять: они и их родители — люди нечестные, непорядочные и недостойные. Во всяком случае до тех пор, пока не начнут «розмовляты украинською».

В Киеве детей за то, «что они разговаривают в школе на переменах на русском языке, учителя украинского (случай из жизни Печерского района) называют «хам», «свинья», «скотина» и угрожают заставить носить таблички на груди с надписью: «Я украинец, но не разговариваю по-украински»(21).

Так уродуют сегодня в Малороссии души и разум Русских детей, планомерно превращая их в янычар, ненавидящих собственный народ и призванных стать его злейшими, непримиримыми врагами. Весь учебно-воспитательный процесс построен таким образом, чтобы сформировать в сознании ребенка крайне негативное отношение к Русским и России: «закабаление украинского народа», «конец вольности», «колония», «насилие», «ненавистный гнет», «нечеловеческие муки и обиды, причиненные нам», «введение крепостничества», «притеснение украинского языка и культуры», «вывоз зерна, угля, рыбы, железной руды» – такой отвратительный образ Русского Народа предстает в украинских учебниках истории и литературы. Татары, турки, поляки, евреи, немцы, – никто не удостоился подобной «чести», со всеми «украинцы» поддерживали и поддерживают нормальные человеческие отношения. Со всеми, кроме Русских. Чувства и эмоции, которые последние способны вызывать, строго отрицательны: отвращение, ненависть, страх, жажда мести, презрение, насмешка, злорадство …

Пройдет каких-нибудь десять-пятнадцать лет и миллионы сегодняшних школьников станут взрослыми. Те, кто успешно освоил учебный курс, продолжат карьеру, в том числе и в структурах правящей украинской элиты. Именно они будут определять приоритеты внутренней и внешней политики Украины. Краеугольным камнем их мировоззрения и политических устремлений будет убеждение, сформированное еще в детском возрасте: весь смысл существования «самостийной и нэзалэжной», ее историческое оправдание и геополитическое призвание заключены в непримиримом противостоянии единственному и вековечному своему врагу, соседней России. Это их убеждение будет подкреплено мощным идеологическим и финансовым воздействием с Запада, а включение к тому времени Украины в НАТО, придаст ему дополнительные импульсы и вдохновение. Дальнейшее предсказать не сложно: многообразные проявления «холодной войны», отличающие современный этап российско-украинских отношений, плавно перерастут в войну «горячую». Совершенно немыслимая для сегодняшних поколений людей, живущих в Малороссии, она станет явлением давно ожидаемым, закономерным и даже необходимым для их потомков. Основы этого величайшего мировоззренческого и психологического переворота уже сейчас буднично и кропотливо закладываются украинской школой.

Сергей РОДИН:
«ХИМЕРА». Историческое расследование
(«украинцы»: их происхождение, подлинная история и реальное настоящее).