Метки

, ,

https://i1.wp.com/cs416517.userapi.com/v416517583/341/BwwNlwnOMZI.jpg

Отец Анатолий Чистоусов получил два высших образования и, будучи глубоко верующим человеком, имел твердое желание посвятить себя на служение Богу. Об этом он рассказал подробно Митрополиту Гедеону, придя к нему на прием в 1992 году. Владыка внимательно выслушал его, поддержал благое намерение и благословил посещать богослужения в Крестовоздвиженском храме г. Ставрополя. С этого дня Анатолий неопустительно, насколько позволяла работа, приходил в храм, истово молился, исповедовался, причащался Святых Таин и помогал в алтаре.

Домашние были удивлены такой переменой в жизни главы семьи, а жена попыталась даже не пускать его в храм. Стремясь сохранить семью и мир в ней, Анатолий уходил на кухню, где глубокой ночью долго и проникновенно молился. В Епархиальном управлении посетителей всегда много, и не всех упомнишь, но вот первый приход будущего о. Анатолия запомнился. Скромный, немногословный, невысокий, тихим голосом рассказывал он о себе и было предельно ясно, что он обрел драгоценную жемчужину и никогда не расстанется с ней. Поразила его глубокая, искренняя, чистая вера, его непреодолимое желание быть со Христом. В 1993 году он подает рапорт об увольнении из Вооруженных сил (о. Анатолий говорил, что решение об уходе из Армии пришло давно, но реализовать его в условиях тоталитарного режима было невозможно) и оставляет их в чине майора. Уволившись из армии, он получает назначение на алтарно-клиросное послушание в Крестовоздвиженский храм г. Ставрополя.

18 марта 1994 г. совершилась Пятидесятница Анатолия — Митрополитом Гедеоном он рукоположен во диакона (во священника — 20 марта).

Будучи спрошен перед хиротонией: «Анатолий! А если пошлют туда, где неспокойно, где стреляют, где опасно, — пойдешь?», — он спокойно и твердо ответил: «Куда благословит Владыка, туда и пойду. Никакие земные обстоятельства мне не страшны. В армии я навык послушанию, бесстрашию и верю, что Благодать Божия укрепит меня, а благословение Владыки защитит от врагов видимых и невидимых».

21 марта 1994 года о. Анатолий Чистоусов был направлен в распоряжение благочинного церквей Чечни, которым тогда был протоиерей Петр Нецветаев. Получив назначение, о. Анатолий без промедления отправился в Грозный, где уже в то время было неспокойно и взрывоопасно. В Михаило-Архангельском храме г. Грозного о. Анатолий сразу же пришелся всем по душе: и причту, и прихожанам, и жителям города. Беспрекословно выполнял послушания, назначаемые благочинным, ездил по приходам для совершения богослужений, служил благоговейно, собранно, стремился как можно быстрее изучить службу. В декабре 1994 года в Грозном начались широкомасштабные военные действия. Храм оказался в эпицентре боев; одним из первых снарядов был разрушен второй этаж церковного дома, несколько снарядов попало в храм. Но богослужения продолжались теперь уже в подвале. О. Анатолий в подряснике бесстрашно шел среди пуль и снарядов к солдатам, к находившимся в подвалах домов жителям города: исповедовал, причащал, крестил. Его подрясник был в нескольких местах прострелен пулями, но он вновь и вновь шел к тем, кто ждал его. Вскоре после начала боевых действий протоиерей о. Петр Нецветаев покинул сражающийся Грозный, храм, свою паству. Не растерявшись, о. Анатолий, еще начинающий священник, возглавил приход. Город пылал, свистели пули, рвались снаряды, грохотали страшные взрывы авиабомб, но о. Анатолий продолжал быть со своей паствой. Он помогал и русским и чеченцам чем мог, делился последним, что имел. Под его руководством был устроен храм в крестильне — единственном сохранившемся помещении церковного дома. Службы в новоустроенном храме совершались постоянно.

15 марта 1995 года Владыка, чтобы сохранить приход и благочиние, назначил о. Анатолия Настоятелем Михаило-Архангельского храма г. Грозного и Благочинным церквей Чечни. Это была вынужденная мера, вызванная бегством протоиерея о. Петра Нецветаева и его нежеланием возвращаться к пастве в Чечню. 5 октября 1995 года о. Анатолий прибыл в Ставрополь на Епархиальный Совет. Рассказывая о положении на приходе и в Чечне, он ни словом не обмолвился о себе. Он сообщил, что закончен ремонт церковного дома, при храме открыта богадельня на 10 человек. Доложил он и о том, что встречался с руководителем республики С. Хаджиевым, и ставил вопрос о строительстве нового храма в г. Грозном. Хаджиев обещал выделить место, а также передать Михаило-Архангельскому храму здание онкологического центра, построенное на территории храма. Отец Анатолий сказал и о том, что храм активно посещают офицеры и солдаты, приходящие с просьбой окрестить их. В связи с бедственным финансовым положением Михаило-Архангельского храма Владыка определил содержать приход из средств Епархии.

12 декабря 1995 года о. Анатолий направился из Грозного в Ставрополь на Престольный праздник Кафедрального собора св. Апостола Андрея Первозванного. По дороге на него было совершено бандитское нападение. Машину остановили вооруженные чеченцы, один из них сел за руль, и о. Анатолия повезли в обратном направлении. Но двигатель внезапно заглох, машина остановилась, и все попытки завести ее вновь были безуспешны. Тогда один из нападавших стал кричать: «Мочи, мочи его!» то есть, «стреляй», а второй, приставил ко лбу пистолет, угрожая убить. Отец Анатолий, облаченный как всегда в рясу, пытался урезонить бандитов, но они, глумясь над ним, кричали: «Ты что, поп, в Бога веруешь? Сейчас мы тебя убьем и твой Бог не поможет тебе!» Но Господь, чудесным образом остановивший машину, не оставил о. Анатолия: бандиты, забрав все, что было в машине (в том числе сумку с десятью миллионами рублей, которые вез о. Анатолий для приобретения товара для прихода), скрылись. Богу содействующу, о. Анатолий доехал до Ставрополя. 13 декабря за Божественной Литургией Митрополит Ставропольский и Бакинский Гедеон возложил на о. Анатолия камилавку — награду за героическое служение в огнедышащем Грозном.

14 декабря 1995 года в Ставропольском епархиальном управлении состоялось заседание Епархиального Совета. Перед началом заседания была пропета Вечная Память жертвам басаевского террористического акта в Буденновске, так как в этот день исполнилось полгода со дня нападения банды Басаева на мирный степной город Святого Креста — Буденновск. Осудив факт нападения на православного священнослужителя, Епархиальный Совет принял Обращение к Правительству Российской Федерации и Правительствам Республик Кавказа. В Обращении говорится:

«Согласно нашей договоренности с муфтиятами республик Кавказа и священным законам и христиан и мусульман, священнослужители, как мусульманские так и христианские неприкосновенны, ибо они — служители Единого Всемогущего Бога. К сожалению, неоднократно наши священники подвергались и подвергаются нападению со стороны боевиков. Так, в станице Ассиновской был избит игумен о. Антоний (Данилов), в г. Грозном избит до полусмерти священник о. Александр Смывин. Подвергся нападению и ранен в руку протоиерей о. Иоанн Макаренко. Также безжалостно избит и священник о. Мануил Бурнацев. 11 декабря с. г. чеченцы напали на направляющегося в Ставрополь благочинного церквей Чечни о. Анатолия Чистоусова, который был в рясе и с Крестом, и приставили ко лбу пистолет, угрожая убить. На объяснения о. Анатолия, что он священник, и на все увещевания реагировали грубо и непочтительно, все, что можно было забрать, изъяли, в том числе десять миллионов рублей церковных денег.

Мы протестуем и требуем, чтобы на священном Кавказе священники были неприкосновенны и была гарантирована наша безопасность. Мы не политики, не дипломаты, не бизнесмены, не солдаты, — мы служители Бога Живого, и молимся обо всех нациях. Позор всякому, кто поднимет руку на беззащитного духовного отца своего, строго накажет Аллах поднявшего руку на служителя Божия и роддом. Когда это было: джигит-горец воюет со священниками и женщинами-роженицами. Где же гордость нации, в чем же здесь героизм?! Такие бандиты-мародеры покрывают позором нацию, свой народ и законы гор».

Как видно из текста обращения, нападения на священнослужителей происходили неоднократно. Начало такому позорному явлению было положено во время войны в Абхазии. В г. Сухуми 17 октября 1993 года был захвачен православный священник о. Лаврентий Кравцов. Судьба его до сих пор неизвестна, а матушка проживает в г. Ставрополе. В апреле 1996 года во время всенощного бдения ранен ножом настоятель Евфимиевской церкви ст. Екатериноградской (Кабардино-Балкария) протоиерей о. Владимир Власов. В августе 1996 года подвергся нападению священник ст. Беломечетской о. Сергий Дьяченко. Понимая, что боевики могут снова напасть на о. Анатолия, митрополит Гедеон решил перевести его из Грозного в Ставрополь, где проживала его семья (жена и двое детей — сын и дочь). Но батюшка Анатолий просил Владыку не делать этого, и сказал, что боевиков не боится и считает своим пастырским долгом быть со своей грозненской паствой. Скрепя сердце, Владыка согласился, но все же просил о. Анатолия не рисковать и не выезжать за пределы города, а в случае опасности благословил покинуть Грозный.

К тому времени ситуация в городе несколько стабилизировалась, появилась надежда на относительную нормализацию церковной жизни в разрушенном храме и городе. В Грозный был направлен второй священник о. Владимир Леонов. Приход постепенно начал возрождаться. В двадцатых числах января в г. Грозный прибыл сотрудник ОВЦС протоиерей о. Сергий Жигулин. Имея благословение Святейшего Патриарха Алексия выполнить гуманитарную миссию, он отправился в Урус-Мартан для выполнения поручения Патриарха, взяв с собой о. Анатолия. На обратном пути оба священника были захвачены дудаевскими боевиками. Как только об этом стало известно в Ставрополе, Митрополит Гедеон направил Патриарху Алексию телеграмму:

«Ваше Святейшество. Благочинный церквей Чечни священник отец Анатолий Чистоусов похищен чеченскими боевиками. Почтительно прошу молитв и содействия Вашего Святейшества в его освобождении».

Одновременно 30 января 1996 года распоряжением Владыки Митрополита была образована Епархиальная комиссия для ведения переговоров об освобождении о. Анатолия. В Комиссию вошли Благочинный церквей Осетии Настоятель Покровского храма г. Владикавказа игумен о. Антоний (Данилов), настоятель Ильинского храма г. Владикавказа протоиерей о. Леонид Ахидов, настоятель Крестовоздвиженского храма г. Кисловодска священник о. Борис Устименко (он несколько раз бывал до этого в Грозном, в Чечне вместе с о. Сергием Жигулиным. В газетах неоднократно помещались снимки, на которых о. Борис выдавался за о. Анатолия. Видимо, это не случайно — кто-то намеренно стремился упрятать следы о. Анатолия и тем самым препятствовать его скорейшему освобождению). О выезде комиссии в Грозный сообщала центральная и краевая пресса.

30 января отцам Благочинным Ставропольской Епархии было направлено распоряжение Митрополита Гедеона о вознесении за богослужениями во всех приходах усердных молитв Начальнику жизни нашея Господу Иисусу Христу о скорейшем освобождении из плена священника о. Анатолия Чистоусова и протоиерея о. Сергия Жигулина. По благословению Владыки к прошению на мирной ектении «О плавающих…» добавлено: «… и в темницах заключенных». В связи с захватом о. Анатолия исполнять обязанности Настоятеля Михаило-Архангельского храма г. Грозного было благословлено священнику о. Владимиру Леонову, так как протоиерей о. Петр Нецветаев и о. Анатолий Лобков отказались, несмотря на то, что им было предложено ехать, как старшим и опытным.

В этот же день, 30.I.96 года Митрополит Гедеон направил телеграммы Д. Г. Завгаеву, президентам В. М. Кокову /Кабардино-Балкария/, А. Х. Галазову /Северная Осетия/, Р.С.Аушеву /Ингушетия/, М. М. Магомедову /Дагестан/, вице-премьеру России В. Д. Лозовому а также командующему группировкой федеральных вооруженных сил в Чечне генералу В. Тихомирову с просьбой принять все необходимые и неотложные меры для скорейшего освобождения о. Анатолия. Такие же телеграммы были направлены и муфтиям этих республик. Об этом подробно сообщала газета «Ставропольская Правда» в №21 от 31 января 1996 года. Заключая сообщение, газета писала: «…для бандитов, очевидно, не осталось уже ничего святого, если, презрев духовный сан пастыря, они сделали его заложником своих злодеяний».

Секретарь Митрополита протоиерей Павел Самойленко связался по телефону с благочинными церквей республик Ингушетии, Кабардино-Балкарии, Северной Осетии, Дагестана и передал благословение Митрополита срочно обратиться к руководителям республик с просьбой помочь освобождению православных священников.

6 февраля была получена телеграмма Святейшего Патриарха Алексия, в которой говорится:

«Ваше Высокопреосвященство, искренне сопереживаю Вам в связи с продолжающейся невыясненностью судьбы сотрудника ОВЦС протоиерея Сергия Жигулина и настоятеля храма святого Архангела Михаила в Грозном священника Анатолия Чистоусова. Молюсь о том, чтобы Господь сохранил отца Сергия и отца Анатолия целыми и невредимыми. Да поможет Вам Бог в предпринимаемых Московской Патриархией и Вашей Епархией усилиях по поиску и освобождению пропавших священнослужителей. С любовью о Господе Алексий, Патриарх Московский и всея Руси». (Об этом сказано в «Ставропольской Правде» от 7.02.96г).

6 февраля Митрополит Гедеон направил Патриарху Алексию ответную телеграмму следующего содержания:

«Ваше Святейшество! Примите сыновнюю благодарность от меня и прихожан храма святого Михаила Архангела города Грозного за Ваше первосвятительское сопереживание о судьбе протоиерея о. Сергия Жигулина и священника о. Анатолия Чистоусова и молитвы о них. Совместная православно-мусульманская делегация работает в Грозном. Выяснилось, что священники живы и здоровы, место их нахождения пока неизвестно, ведутся переговоры об их освобождении. Надеемся, что по молитвам Вашего Святейшества отец Сергий и отец Анатолий в скором времени будут освобождены.

С почтительной о Господе любовью нижайший послушник Вашего Святейшества Митрополит Ставропольский и Владикавказский Гедеон».

Газета «Ставропольская Правда» 1 февраля 1996 года писала: «Захват протоиерея о. Сергия и о. Анатолия вызывал чувство негодования и возмущения в отношениях тех, кто в дни священного для мусульман месяца Рамазана дерзнул поднять руку на хорошо известных в регионе своими миротворческими устремлениями священнослужителей Русской Православной Церкви».

В тот же день по факсу были получены тексты заявлений Святейшего Патриарха Алексия II и Председателя ОВЦС Московской Патриархии Митрополита Смоленского и Калининградского Кирилла. Текст заявлений был сразу же передан в местную прессу. 2 февраля «Ставропольская Правда» в материале «Боже, останови безумствующих» информировала о заявлениях и их содержании.

К сожалению, комиссии выехавшей в Грозный и работавшей под председательством епископа Дмитровского Иннокентия, заместителя Председателя ОВЦС, не удалось добиться освобождения захваченных дудаевскими боевиками православных священников. Со скорбью извещая об этом Патриарха Алексия, митрополит Гедеон писал 12.II.1996 г.:

«Ваше Святейшество! Со скорбью извещаем Вас о том, что, несмотря на все предпринятые действия работавшей в г. Грозном по благословению Вашего Святейшества комиссии во главе с епископом Иннокентием, не удалось добиться освобождения захваченных дудаевскими боевиками в заложники протоиерея о. Сергия Жигулина и священника о. Анатолия Чистоусова. Комиссия сделала все, что могла, но Дудаев остался непреклонен, и комиссия выехала из Грозного. Надеемся на молитвы, помощь и содействие Вашего Святейшества в освобождении продолжающих пребывать в заточении наших священников.

Нижайший послушник Вашего Святейшества митрополит Гедеон».

15 февраля в связи с наступающим мусульманским праздником Рамадан Митрополит Гедеон направил поздравительные телеграммы Верховному муфтию России Талгату Таджуддинову и Председателю Высшего Религиозного Совета народов Кавказа Шейху Уль-Исламу Паша-Заде. Поздравляя мусульманских лидеров с праздником, Владыка Гедеон братски просил их ради почитаемого всеми мусульманами священного праздника Рамадан, в который издревле принято отпускать пленников, употребить весь авторитет, возвысить голос в защиту православных священников, захваченных боевиками Дудаева, и помочь скорейшему их освобождению. Аналогичные телеграммы были направлены главным муфтиям всех Кавказских республик. К сожалению, даже ответов на них не было получено. Стремясь поддержать свою паству в Грозном, Митрополит Гедеон 20 февраля направил в Михаило-Архангельский храм на имя священника о. Владимира Леонова следующую телеграмму:

«Ваше преподобие! На время отсутствия отца Анатолия Вам благословляется исполнять обязанности настоятеля Михаило-Архангельской церкви города Грозного».

5 марта в Ставропольском Епархиальном Управлении состоялась встреча Высокопреосвященнейшего Митрополита Ставропольского и Бакинского Гедеона с Председателем Союза мусульман России Надиром Хачилаевым. Владыка настоятельно просил Хачилаева оказать помощь и содействие в освобождении пленных священников.

В начале марта были получены сведения о том, что помещение временно оборудованного храма в г. Грозном разрушено боевиками, а священник о. Владимир Леонов вынужден покинуть город, т.к. его, оказавшего помощь российским солдатам, бандиты приговорили к смерти.

Со скорбью извещал Владыка об этом Святейшего Патриарха телеграммой от 9 марта. В ней, в частности, говорится:

«Ваше Святейшество, священников Чистоусова и Жигулина не возвращают. В Грозном пока священников нет, обстановка сложная. Просим Ваших первосвятительских молитв и возможного содействия».

В начале апреля в г. Ставрополь прибыла делегация Михаило-Архангельского храма г. Грозного с известием о начале работ по восстановлению разрушенного храма, на что Д. Г. Завгаев выделил, по их словам, 20 миллиардов рублей. Обращаясь по этому поводу к Завгаеву, Митрополит Гедеон просил в этом же письме руководителя Чеченской республики употребить все возможное для скорейшего освобождения о. Анатолия. Одновременно своим Указом митрополит обязал протоиерея о. Петра Нецветаева вернуться в Грозный, быть там хотя бы до возвращения о. Анатолия и руководить приходской жизнью. Но, несмотря на строгое предписание, о. Петр в Грозный не поехал.

6 мая 1996 года в полутора километрах от поселка Алхасты Сунженского района Республики Ингушетия в траншее, вырытой экскаватором, был обнаружен присыпанный землей и затем отрытый бродячими собаками неопознанный труп мужчины, предположительно священнослужителя, с признаками насильственной смерти (пролом черепа). Средства массовой информации поспешили объявить, что найден труп о. Анатолия Чистоусова. В связи с этим распоряжением митрополита Гедеона в Ингушетию была немедленно направлена комиссия для опознания найденного трупа. В Комиссию вошли благочинный церквей Чечни — протоиерей о. Петр Сухоносов, благочинный церквей Северной Осетии — игумен о. Антоний (Данилов), настоятель Крестовоздвиженского храма г. Кисловодска священник о. Борис Устименко.

9 мая было произведено опознание трупа. Комиссия однозначно установила, что это не отец Анатолий. Об этом сразу же было сообщено в прессу. Копия акта, составленного комиссией, направлена в ОВЦС.

24 апреля в Епархиальном управлении появился о. Игорь Колесников, который был направлен для несения пастырского послушания в Грозный. Сообщив, что его жену и маму взяли в заложники, он сказал, что имеет сведения от военной комендатуры о том, что отца Анатолия расстреляли, а отец Сергий доведен до крайнего состояния: потерял рассудок и т.д. Поверить в смерть о. Анатолия было невозможно, да и не было оснований доверять информации бежавшего из Грозного священника.

26 апреля в г. Майкопе — столице Адыгеи — состоялась встреча Митрополита Гедеона со Святейшим Патриархом Алексием. Во время беседы Митрополит доложил Святейшему Патриарху последние сведения о похищенных священниках. Патриарх располагал такой же информацией. Однако было подчеркнуто, что поиски священников должны продолжаться. Особо волновал митрополита Гедеона вопрос о матушке о. Анатолия: она доведена до отчаяния, пресса сообщает непроверенные факты; ее нужно поддержать морально и материально. Здесь же митрополит передал Патриарху письмо матушки о. Анатолия — Любови Чистоусовой. Синодальным Отделом проводился специальный сбор пожертвований для семьи отца Анатолия.

29 мая Митрополит Гедеон встречался с президентом Карачаево-Черкесии В.И. Хубиевым. Во время встречи Владыка просил В.И Хубиева помочь насколько возможно в освобождении о. Анатолия.

В этот же день Владыка имел встречу с Главным муфтием Карачаево-Черкесии И. Бердиевым и снова просил мусульманских братьев помочь найти и возвратить о. Анатолия.

К сожалению, все многочисленные просьбы и обращения Митрополита Гедеона остались безответными.

В мае, накануне празднования 150-летия Ставропольской Духовной Семинарии, Секретарь митрополита протоиерей о. Павел Самойленко, находясь у тогдашнего губернатора Ставропольского края Петра Петровича Марченко, просил обратить особое внимание на поиски о. Анатолия. При этом было подчеркнуто, что о. Анатолий Чистоусов — ставропольский священник и его поиску надо уделять такое же пристальное внимание, как и поиску всех ставропольцев-заложников.

22 июня протоиерей о. Павел Самойленко встретился в кабинете губернатора с людьми, которые, по словам П. П. Марченко, могут указать место захоронения о. Анатолия. Протоиереем Павлом Самойленко было высказано сомнение в смерти о. Анатолия, так как никаких достоверных сведений о нем нет, а поступающая информация весьма противоречива: буквально накануне ФСБ сообщало, что о. Анатолия и о. Сергия боевики держали в заброшенных ракетных шахтах в районе Бамута (как потом выяснялось, это была неверная информация, подробно информация опубликована в «Экспресс-газете», 1996 г.). Но из-за эскалации боевых действий комиссия от губернатора в Чечню не выехала.

27 июня протоиерей о. Павел Самойленко снова был у П. П. Марченко, который сказал, что боевики передали в комендатуру документы о. Анатолия — посмертно.

Однако усилия по поискам о. Анатолия не прекращались. 2 июля Петр Петрович Марченко, пригласив о. Павла, сообщил, что через 2-3 дня освобождают о. Сергия. В ответ на это протоиерей о. Павел Самойленко спросил: «А что же о. Анатолий? Когда его найдут и освободят?» Внятного ответа не последовало.

6 июля в субботу, по окончании Всенощного бдения в Кафедральном соборе г. Ставрополя, Высокопреосвященнейший митрополит Гедеон, обращаясь к пастве, известил об освобождении из заложников о. Сергия Жигулина. Владыка подчеркнул, что в известие о смерти о. Анатолия верить нельзя, но даже если и погиб батюшка, то достойно, так как он стойкий, настоящий священник, он — жертва Богу от всех нас. В соборе находилась матушка о. Анатолия, с которой Владыка побеседовал после службы, успокоил и поддержал ее.

8 июля состоялся телефонный разговор митрополита Гедеона с сотрудником краевой администрации Сергеем Ивановичем Поповым — заместителем генерала Н. И. Безбородова, прибывшим из Грозного.

Попов сообщил, что о. Анатолий Чистоусов скончался от побоев, документы об этом есть. Информация, по словам Попова, достоверна на 99%. Владыка Гедеон обратил внимание Попова на то, что информация достоверна не полностью, что есть еще 1% того, что о. Анатолий жив, и просил принять все возможные меры для его розыска. При этом было сказано, что если о. Анатолий действительно погиб, то он должен быть отпет по православному чину и предан земле. В тот же день С. И. Попов встретился с матушкой о. Анатолия и особо обо всем рассказал ей.

8 июля митрополит Гедеон направил генералу Безбородову телеграмму, в которой благодарил за освобождение о. Сергия и просил продолжить поиски о. Анатолия. Уповая на милость Божию, Владыка Гедеон 9 июля еще раз благословил всем священникам Епархии усиленно молиться за освобождение о. Анатолия.

15-18 июля по благословению митрополита Гедеон протоиерей о. Павел Самойленко находился в Москве. Он доложил Святейшему Патриарху Алексию об усилиях, предпринимаемых Владыкой для освобождения о. Анатолия. О. Павел просил Святейшего Патриарха ответить на письмо матушки о. Анатолия, так как она, убитая горем, с мая месяца ждет утешающее письмо Его Святейшества. 23 августа протоиерей о. Павел Самойленко встретился с вице-губернатором Ставропольского края В.А. Красулей, занимающимся вопросами освобождения заложников в Чечне. Ничего нового об о. Анатолии тот сообщить не мог. 28 августа 1996 г., в день праздника Успения Божией Матери митрополит Ставропольский и Бакинский Гедеон совершил праздничное богослужение в Успенском храме г. Махачкалы. По окончании службы Владыка нанес визит вежливости президенту Дагестана М.М. Магомедову. Во время беседы Владыка просил президента Дагестана оказать помощь в розыске о. Анатолия и возвращении его домой.

2 сентября, находясь на планерке у П.П. Марченко, протоиерей о. Павел Самойленко услышал от него о том, что военные видели о. Анатолия живым.

18-25 сентября митрополит Гедеон посещал приходы Ставропольской епархии в Азербайджане. Встречаясь с лидером мусульман Кавказа Шейх Уль-Исламом, президентом Азербайджана Г.А. Алиевым, другими руководителями Республики, Владыка говорил о своей скорби по поводу беспрецедентного захвата православного священнослужителя боевиками и просил авторитетных на Кавказе лидеров воздействовать на боевиков и понудить их возвратить о. Анатолия.

28 сентября 1996 года протоиерей о. Павел Самойленко, вновь находясь по благословению Высокопреосвященнейшего Митрополита Гедеона в Москве, был принят Святейшим Патриархом Московским и всея Руси Алексием II. О. Павел доложил Его Святейшеству последние данные о том, что о. Анатолий жив. Святейший Патриарх сказал, что усилия по поиску о. Анатолия будут возобновлены.

Все это время не остается без внимания матушка о. Анатолия — Любовь Чистоусова. По распоряжению Владыки ей выплачивается из средств епархиального управления ежемесячное пособие, выплачиваются из средств Кафедрального собора единовременные пособия, оказывается помощь продуктами питания, одеждой, обувью. Матушку опекает и поддерживает секретарь митрополита протоиерей о. Павел Самойленко.

Накануне Рождества Христова 1996-1997 гг. Высокопреосвященнейший Владыка Гедеон направил президенту Чеченской республики Зелимхану Яндарбиеву телеграмму следующего содержания:

«Господин Президент! Я и вся моя паства обеспокоены судьбой нашего священника отца Анатолия Чистоусова. Почти год после пленения в Урус-Мартане о нем ничего неизвестно. Наберитесь мужества, как свойственно джигиту, и сообщите о нем: если жив — то где находится, если мертв — то место захоронения. Ведь у него в Ставрополе многострадальная жена, дети, его ждет приход.

У нас есть вековой христианский обычай, традиции, имя отца Анатолия не может быть предано забвению. Обращаюсь с подобной просьбой не первый раз, надеюсь, что в преддверии Праздника Мира — Рождества Христова и Нового года — наше обращение не будет безответным и мы узнаем правду о судьбе невинного человек — отца Анатолия Чистоусова,

С пожеланиями мира на многострадальной земле чеченской и с надеждой на понимание. Гедеон, митрополит Ставропольский и Бакинский».

По имеющимся сведениям, телеграмма дошла до адресата, а ее содержание передавалось краевыми и центральными средствами массовой информации. Однако никакой реакции чеченских властей не последовало.

Тогда на границе Ставропольского края и Чечни в ст. Галюгаевской Курского района Ставропольского края была организована рабочая встреча представителей правительства края и коалиционного правительства Чечни. В состав Ставропольской делегации вошел секретарь Ставропольского епархиального управления протоиерей о. Павел Самойленко. Переговоры, прошедшие накануне выборов 17 января, способствовали установлению взаимопонимания между Ставропольской епархией и чеченскими властями. В то же время чеченская сторона заявила, что о. Анатолий погиб при бомбежке, а его могила будет указана родственникам и представителям Ставропольской епархии.

В это же время состоялось похищение и освобождение нынешнего настоятеля Михаило-Архангельского храма г. Грозного иеромонаха о. Евфимия (Беломестного) и послушника Алексея Равилова. Неоценимую помощь в их освобождении оказал президент Ингушетии Руслан Аушев.

6 марта 1997 года в Ставрополе состоялся Епархиальный совет Ставропольской и Бакинской епархии. На нем были приняты заявления по фактам преследования православных священнослужителей, а также в связи с пленением о. Анатолия Чистоусова. К моменту проведения Совета реальной информации об о. Анатолии ни Совет, ни иные структуры не располагали, несмотря на неоднократные обещания чеченской стороны.

В Заявлении Епархиального совета говорится: «Епархиальный совет Ставропольской и Бакинской епархии обращается ко вновь избранному президенту Чечни Аслану Масхадову, Парламенту и Правительству этой республики с настоятельной просьбой либо вернуть о. Анатолия Чистоусова, если он жив, либо оказать содействие в православном погребении его честных останков».

24 июня 1997 года в Ставропольской прессе со ссылкой на ИТАР-ТАСС появилось сообщение о том, что правоохранительными органами Чечни установлено место захоронения о. Анатолия Чистоусова. Ссылаясь на сообщение министра внутренних дел республики Казбека Махашева, они сообщали, что могила о. Анатолия в числе других захоронений находится неподалеку от райцентра Ачхой-Мартан (около 50 км к юго-западу от Грозного). Также сообщалось, что останки о. Анатолия будут переданы представителям Ставропольской епархии, родным и близким священника после эксгумации в августе нынешнего года. Аналогичная информация была опубликована в информационно-аналитическом обозрении «Метафрасис», в котором сообщалось, что тело о. Анатолия находиться в городе Ростове-на-Дону в лаборатории по идентификации тел.

Секретарь Епархиального управления протоиерей о. Павел Самойленко провел по этому поводу по телефону беседу с министром внутренних дел Чечни Казбеком Махашевым, в которой тот однозначно опроверг сообщение о будто бы сделанном им заявлении на эту тему. Министр сказал о. Павлу, что пока можно лишь предположительно говорить о месте захоронения тела о. Анатолия в районе массовых боев. Эта территория в настоящее время закрыта для доступа с целью впоследствии, по возможности, установить имена погибших и похоронить их как положено. Сделать это будет можно только с открытием в Грозном судебно-медицинской лаборатории по идентификации тел. Единственно в чем можно пока быть твердо уверенным, что о. Анатолий действительно погиб под бомбежкой недалеко от Бамута, как заявил ранее в личной беседе с о. Павлом вице-президент Чеченской республики В. Арсанов.

6 апреля 1998 года к празднику Благовещения Пресвятой Богородицы, в г. Грозный прибыла колонна большегрузных автомобилей КАМАЗ с грузом гуманитарной помощи в сопровождении секретаря Высокопреосвященнейшего митрополита Гедеона протоиерея Павла Самойленко. Протоиерей П. Самойленко был принят Президентом Чечни А. А. Масхадовым. Во время беседы о. Павлом был затронут вопрос о судьбе священника Анатолия Чистоусова, но никакой конкретной информации получить, к сожалению, не удалось.

30 ноября после молебна и окропления святой водой автомашин второй караван с гуманитарной помощью под руководством секретаря Высокопреосвященнейшего митрополита Гедеона протоиерея Павла Самойленко выехал из Пятигорска в Грозный, куда и прибыл благополучно. Находясь в Грозном, протоиерей П. Самойленко встретился с вице-премьером Правительства Чеченской Республики Ичкерия Шидаевым и верховным муфтием Чечни Ахмад-хаджи Кадыровым. В ходе состоявшихся бесед о. Павел просил о скорейшем восстановлении храма, о выяснении судьбы священника Анатолия Чистоусова, о том, чтобы руководство Республики уделяло внимание христианам, проживающим на территории Чечни. И вице-премьер, и муфтий клятвенно заверили, что вскоре дадут ясный и точный ответ о судьбе о. Анатолия Чистоусова. Но никакой информации ни от муфтия, ни от вице-премьера д не поступило.

8 февраля 1999 года из Северо-Кавказского регионального управления по борьбе с организованной преступностью при ГУБОП МВД России пришло сообщение на имя начальника УУР УВД Ставропольского края, полковника милиции Лепшокова М.М. В сообщении в частности говорится:

«По имеющейся информации Чистоусов А. И., 1953 г.р. действительно похищен в январе 1996 г. в Урус-Мартановском районе ЧРИ. Инициатором и одним из исполнителей похищения его и о. Сергия Жигулина является Закаев Ахмед Халидович, 1956 г.р., бывший работник Министерства культуры, помощник Президента ЧРИ З. Яндарбиева. Впоследствии, по указанию А. Закаева, о. Анатолий был расстрелян и захоронен на западной окраине пос. Красноармейский, Урус-Мартановского района ЧРИ».

Потрясающее свидетельство глубокой веры и высокой чистоты о. Анатолия привел о. Сергий Жигулин, когда рассказывал об обстоятельствах их пленения. Захваченный жестокими, звероподобными людьми, о. Анатолий с вдохновением произнес: «Слушай, брат, представляешь, ведь это счастье — пострадать за Христа, умереть с Его именем на устах». Именно эта постоянная готовность о. Анатолия засвидетельствовать свою веру во Христа мученическим подвигом открывает в нем героя православной веры XX века и воистину святого человека. О. Анатолий Чистоусов — это слава Ставропольской епархии и всей Русской Православной Церкви. Благодаря ему и таким людям как он, мир имеет еще одно доказательство истинности православной веры, а духовенство и народ Божий — яркий, вдохновенный пример беззаветного служения Всемогущему Богу и Церкви Христовой.
Реклама