Метки

Несмотря на Минские соглашения, не прекращаются обстрелы в Донбассе и на Луганщине. Как найти выход из тупика, в который завели киевские политики? И какие уроки из майдана должны извлечь в России? На вопросы «Культуры» отвечает живущий последние полгода в Москве Игорь Друзь — киевский общественный деятель и публицист.

культура: Сознание украинцев, словно вирусом, поражено русофобией. Как братскому народу избавиться от этого недуга?
Друзь: Украина может излечиться, только свергнув существующий там оккупационный проамериканский режим. Но «снизу» — например, путем выборов, это сделать невозможно. Потому что проамериканская власть контролирует все силовые структуры, СМИ, систему образования, культуру. Народ будут накачивать русофобией без конца, и основная его часть в таких условиях останется послушным орудием в руках власти. А немногие непокорные будут арестованы или уничтожены, как Олесь Бузина, бывший депутат Олег Калашников и другие.

Думать, что украинцы сами вдруг прозреют, ошибочно. Это все равно, что в 30–40-е годы было надеяться на восстание немецкого народа против фашистского режима. Нереально. Здоровые силы Украины разобщены и лишены всяких ресурсов, они не могут самоорганизоваться. Их лидеры уже арестованы, убиты или изгнаны. Слишком неравны силы…

культура: Сейчас главное — остановить войну. Благодаря Минским соглашениям в Донбассе все-таки удается поддерживать хрупкое перемирие…
Друзь: Прочный мир дает только победа. А Минские соглашения не выполняются! Убийства людей там продолжаются, украинская армия по-прежнему обстреливает наши города, хоть и не в такой степени, как раньше. Они не остановятся. Переворот в Киеве был затеян нашими врагами для удара по России. Украина — только промежуточный этап. Конечно, ее земли и предприятия сейчас переходят в руки транснациональных корпораций. Но для Запада это лишь приятный бонус. Главная цель правительств США и ЕС — это Россия. Мы, когда в меру своих скромных сил противостояли майдану, а потом хунте — в Крыму и в Славянске, ощущали себя именно частью Русского мира, его передним рубежом обороны. Я лично видел надписи бойцов «Беркута» перед майданом: «Ребята, отступать некуда — за нами Москва».

Если бы смуту не остановили в Крыму и Донбассе, она бы уже давно перекинулась на Ростов и другие российские регионы. Не обязательно в виде атак украинской армии — с помощью раздувания внутреннего недовольства, искусственного «подогрева» межнациональных и межрелигиозных конфликтов. Потом наши враги захотели бы ввести натовских «миротворцев». Засылка диверсантов с Украины, кстати, наблюдается и сейчас. 

культура: Не исключены попытки устроить майдан в Москве?
Друзь: Конечно. Вот недавно был марш либералов в честь Немцова. Вышли на улицу, по данным московской полиции, 8500 человек. На мой взгляд, были десятки тысяч. Многие из них шли под бандеровскими знаменами, с антирусскими призывами. Стоит социально-экономической ситуации ухудшиться (а на это рассчитаны западные санкции), и протестующих станет значительно больше. Поднимут и радикальных мусульман, которых полно в столице, и агентов киевской хунты, и нацистов, и «леваков».

Думать, что в России невозможно повторение киевских событий, недальновидно. Надо иметь в виду любые варианты развития ситуации, но при этом делать все, чтобы непоправимого не произошло. Давить подобные бунты в зародыше. Россия, слава Богу, обладает куда большим запасом прочности, чем нелепое украинское государство, но и наши враги предпримут здесь более сильный натиск, чем в Киеве. 

культура: Знаю, многие в Донбассе ожидали, что этот регион, как Крым, включат в состав Российской Федерации. Однако Россия не хочет войны, человеческих жертв. Поэтому ведет взвешенную политику. К чему мы должны готовиться?
Друзь: Да, война — это плохо, но столь же верно и то, что в мировой политике уважают лишь сильных. Найти баланс между миротворчеством и демонстрацией силы — очень сложная задача, особенно в условиях, когда тебя постоянно проверяют на прочность. Недавно выступал Николай Патрушев (секретарь Совбеза РФ. — «Культура»). Его трудно обвинить в неуравновешенности и непродуманных заявлениях. Он сказал твердо, что Америка поставила себе цель — расчленение России и захват всех ее ресурсов. И США движутся в этом направлении.

культура: Вы были одним из тех, кто, скажем так, не приветствовал встречу папы и патриарха в Гаване. Почему?
Друзь: Она вселяет неверные ожидания. Сам факт встречи оказывает деморализующее воздействие на православных Украины и России. Как Минские соглашения — на донецкое ополчение. У людей теряется воля к борьбе. Я уже не говорю о том, что Ватикан превратился, по сути, в центр сети разведывательных и террористических организаций. Евромайдан на Украине — в значительной степени дело его рук. И в Москве Ватикан хотел бы осуществления такого же сценария, хотя здесь его влияние не так велико.

культура: И все же очевидно, что эта встреча — шаг к примирению двух ветвей христианства. В Ваших ответах чувствуется какое-то разочарование…
Друзь: Когда мы встали против майдана, в общих чертах понимали, что с нами будет. Некоторые мои соратники, к сожалению, убиты. Многие ополченцы, которые ушли в Россию, живут в нищете. Мне лично, слава Богу, удалось устроиться. Скромно. А у других, увы, нет и этого. Мы отрезаны от имущества, от родных мест. Возвращаться туда — подвергать себя опасности. Вот, например, Дмитрий Куприян, позывной «Батя», был заместителем по тылу министра обороны ДНР, кадровый советский офицер, прошедший многие горячие точки. Перебрался в Россию, ему 69 лет, источников дохода не было. Решил съездить на Украину за пенсией — он же формально гражданин этой страны. И прямо на границе СБУ его арестовало — сейчас в Киеве начинается судебный процесс. Я о его ситуации не знал, а если бы и знал, то мало чем мог помочь: будучи многодетным отцом, скитаюсь по съемным квартирам. Мы сейчас стараемся способствовать его обмену, выходим на представителей ДНР — это единственное, что в наших силах. Конечно, не может радовать, когда герои ополчения оказываются в подобной ситуации.

Татьяна МЕДВЕДЕВА

Реклама