Метки

Николай Корчагин: история забытого героизма, пленные ВСН должны быть освобождены

Начатый в нескольких публикациях вопрос с военнопленными и политзаключёнными, до сих пор с 2013-2014 годов томящимися в застенках «партнёрской» Украины, продолжается. Историю Евгения Безуха продолжает очередное печальное повествование о судьбе и мытарствах добровольца Николая Корчагина, прибывшего в Донбасс в 2014 году и схваченном в плен украинскими бандитами.

Вот уже более полутора лет, как в застенках укрофашистов находится ополченец Николай Корчагин, позывной Колчак. О нем уже неоднократно писалось в соцсетях, но дальше соцсетей не шло — официальная пресса пишет лишь о том, за что ей платят, а писать о пленных ополченцах у них имеется негласный запрет…

Николай — один из первых добровольцев Русской Весны, участвовал в освобождении Крыма, воевал в Славянске, был одним из командиров Терской сотни. Без потерь вывел своих ребят из окружения.

А потом он попал в плен. Ехал в машине, его вели по мобильнику свои же, и… завели на украинский блокпост. Там машину расстреляли. Остальных убили, а Николай получил тяжелое пулевое ранение в голову и в руку, но остался жив. А дальше было киевское СИЗО и допросы, с которых Николая еле живого приволакивали в камеру. Медпомощи ему, при всех его ранениях, там никто не оказывал. В январе Николаю дали срок — 8 лет строгого режима, весной апелляционный суд оставил этот приговор в силе, и Николая увезли в печально известную 96-ю зону Ровенской области. Там, по негласным данным, были жестоко убиты многие наши ребята.

Но к Николаю тюремное начальство отнеслось со своеобразным гуманизмом. Его поместили «на яму», в одиночную камеру. Его не выводят на прогулку, не пропускают передач, у него даже нет возможности подышать свежим воздухом — и это при его жесточайших головных болях! Само собой разумеется, что медпомощи он тоже не получает. А гуманизм со стороны начальства заключается в том, что Николая до сих пор не подняли на общую зону, где зэки-укропы давно уже требуют отдать им «ватника» на расправу. Это собирались сделать зимой, но Бог миловал. Надолго ли? Этого никто не знает.
Сейчас Николай в тяжелом состоянии, которое с каждым месяцем все более ухудшается. Помощи ему ждать неоткуда.
Здесь неравнодушные люди неоднократно пытались поднимать шум, но всякий раз натыкались на стену равнодушия и враждебности. Когда они обратились к известному военкору Геннадию Дубовому, тот заявил, что нужны фото- и видеодоказательства, что такой человек вообще существует, а где их было взять?

Известно, что ребята, воевавшие с Корчагиным, впоследствии оказались под началом у Ольхона. Но Ольхон, когда к нему обратились за помощью, просто проигнорировал эту просьбу, оставив ее без ответа…
Была информация, что Корчагина вносили в списки на обмен прошлой весной. Но тогда обмен сорвался, а потом Николаю дали срок, и больше его в списки не вносили.

А больше у нас обменов и не было, кроме нескольких крошечных, но там обменивали мирных граждан, недавно попавших в плен, здоровых и не воевавших. Тех же, кто воевал, и кто вообще в плену больше года — обменивать не будут. Так им всем неофициально было объявлено, причем отнюдь не украинской стороной… «Нам тут патриоты идейные не нужны», как сообщил один чиновник ЛНР жене другого пленного ополченца.

Да и все мы хорошо знаем, какая борьба сейчас идет в рядах создающейся армии с идейными.
Кстати, Николай — российский гражданин. Но вспомнит ли Россия-матушка когда-нибудь о сотнях своих граждан в застенках укро-фашистов?

Вопрос, наверное, риторический.
Информация требует широкого распространения, поэтому просим всех, кто имеет отношение к прессе, не оставить эту тему без внимания хотя бы на этот раз.

Анна Шершнёва, редактор спецпроектов ИА Новороссия по материалам из почты ИАН

http://www.novorosinform.org/news/id/49923

Реклама