Метки

С вечера 17 апреля под огнем украинских военных вновь оказались Донецк и Горловка. Помимо минометов и прочего легкого и среднего оружия, украинская сторона снова пустила в ход и тяжелую артиллерию. Обстрел в воскресный вечер стал логическим продолжением того, что происходило всю предшествующую неделю в ближнем тылу украинских войск.

Туда из более отдаленных тылов подтягивали всевозможные вооружения, подвозили боеприпасы и горючее, под Мариуполь и в Красноармейск перебросили ремонтные подразделения, способные в полевых условиях чинить военную технику, получившую повреждения в боях. А еще немало разного военного имущества командование ВСУ подчищает сейчас на старых военных складах, где оно успело прейти в состояние совсем не первой свежести.

Пользуясь тем, что на дорогах опять стало сухо и тепло, командование ВСУ удвоило старания по построению Донбасской группировки своих войск в вытянутый эшелон, у которого головная часть могла бы стрелять в любое время суток, а все стальное — обеспечивать непрерывность этого огня.

По одним лишь официальным сведениям, представленным Министерством обороны ДНР, только за день 17 апреля украинское командование перебросило в прифронтовую полосу 30 танков и три реактивных системы залпового огня «Град». Танки были размещены на горловском направлении, а реактивные установки появились на Южном фланге фронта, в поселке Бахчевик Тельмановского района. В этот же поселок прибыли также четыре танка и пять тяжелых грузовиков «Урал» с боеприпасами.

Линия обстрелов, не смолкавших с 20 часов 17 апреля и до 8 часов утра 18 апреля, представляла собой чуть ли не сплошной фронт с южным «загибом» в сторону Докучаевска. Ничего нового в этом не было, но командование ВСУ вновь продемонстрировало, что ему дана твердая установка терроризировать жителей Донбасса днем и ночью.

Обстрелы, регулярно повторяющиеся в одних и тех же местах, с точки зрения военной науки, можно было бы принять за отвлекающий маневр, если бы вслед за этими огневыми налетами со стороны украинской армии следовали попытки наступления на каких-то других участках фронта. Но поскольку этого нет, то напрашивается вывод, что украинское командование прониклось «психологией Вердена».

И 100 лет спустя после злосчастной человеческой мясорубки времен Первой Мировой войны пушки бьют по одинаковы точкам на узком участке фронта, потому что те, кто командует огнем, понимают, что простой перенос артиллерийской подготовки на другие направления обернется тем же самым, поменяется только география. Хотя в том, что орудия и минометы с упорством дятлов долбят по одним точкам, может быть свой смысл, продиктованный чьим-то поручением. Главное тут в том, чтобы было чем и из чего стрелять, не напрягая тех, кто выдал поручение надоедливым просьбами присылать больше оружия и боеприпасов.

Чтобы поскорей опробовать резервы, вытащенные из собственных арсеналов, украинские военные в 20 часов 30 минут 17 апреля, недолго целясь, открыли огонь по одному из северных пригородов Донецка — селу Веселое, развалинам Донецкого аэропорта и месту нахождения бывшего автомагазина «Вольво-Центр». Кроме прилета мин, по этим территориям были выпущены и шесть артиллерийских снарядов.

Почти ни в чем ситуация не отличалась и в окрестностях Горловки. Вообразив, видно, что перед ними форты Вердена, украинские минометчики в 22 часа 10 минут начали массированный обстрел подконтрольной армии ДНР части поселка Зайцево. По месту проживания мирных жителей всего за час были выпущены 43 мины калибра 82 и 120 миллиметров.

Затем к обстрелу Зайцево подключились танки. Из танковых орудий раздалось не менее пяти залпов. Обстрелы поселка из орудий боевых машин пехоты, гранатометов, крупнокалиберных пулеметов и стрелкового оружия, начавшиеся немногим позже минометного, в 23 часа, продолжались до рассвета 18 апреля.

Из таких же огневых средств всю ночь с воскресенья на понедельник, испытывали на прочность и поселок шахты имени Гагарина. «Гагаринский» поселок обстреливали с позиций ВСУ, расположенных рядом с поселком Жованка и поселком шахты «Южная».

Как стало известно утром, один из артиллерийских снарядов, выпущенных по поселку Зайцево, попал в жилой дом № 28 по улице Астангова. Жительницу этого дома, получившую множественные осколочные ранения и переломы костей, оправили в больницу. За одну ночь взрывы и осколки повредили в Зайцево немало домов на улицах маршала Рыбалко и Полетаева.

Так же, как и неделю назад, мина снова попала в здание Зайцевской поселковой администрации, а другой минометный боеприпас прямым попаданием проломил крышу местной школы. За время обстрела пострадал и частный дом на улице Есенина.

Под селом Александровка Марьинского района подразделения армии ДНР подключились к преследованию диверсионно-разведывательной группы (ДРГ) украинских военных. Переданная ориентировка была такова, что диверсантов — трое, и передвигаются они на машине «Нива». Перестрелка с вражеской ДРГ началась уже в 20 часов 30 минут.

Сведения, ставшие известными через некоторое время, указывали на то, что группу диверсантов вынудили прекратить свою деятельность. К югу от села Александровка, на полевой дроге, ведущей к позициям ВСУ, была обнаружена пустая машина «Нива». Дальше в сторону украинских позиций шел кровавый след. Из диверсантов, как минимум, один человек был ранен, отчего группа приняла решение, как можно быстрей ретироваться к своим.

В 15 часов дня 18 апреля в небе над Петровским районом Донецка появился беспилотник ВСУ. «Дрон» совершил кратковременный полет над районом и ушел в западном направлении.

Воспользовалось ли украинское командование разведданными, полученными с воздуха, или нет, сказать со всей определенностью трудно, так как уже в 16 часов начался традиционный обстрел села Александровка и близлежащей части Петровского района. С украинских позиций били с минометов и крупнокалиберных пулеметов. Обстрел продолжался более тех часов. В этих местах стреляют независимо от того, ведется ли за ними воздушная разведка или в небе все чисто. Украинские военные просто могут довольствоваться уже заведенным порядком.

Тяжелые залпы уже с 18 часов вечера 18 апреля в Донецке доносились и с северо-западного направления. ВСУ снова взялись обстреливать природную зону Дурная балка.

Против Донецка и Горловки командование ВСУ несколько последних суток подряд пытается применить прием «огненных клещей». Такая огневая подготовка применяется в том случае, когда у противника надо создать впечатление, что против него в любой момент может быть предпринята крупная ударная операция. Для создания этого впечатления работают также беспилотные летательные аппараты и наземные диверсанты.

Постоянный представитель Соединенных Штатов в ООН Саманта Пауэр, располагающая подлинной информацией насчет того, чем и почему занята киевская власть, по поручению своего правительства опять сделала вид, будто оно тут не причем, даже летального оружия Киеву не посылает.

«В Белом доме считают, — заявила полпред США при ООН 17 апреля, — что военное решение конфликта было бы катастрофой для всех. Удвоив ставки и предоставив Украине больше оружия, мы получим больше боли для украинцев. Пострадает больше украинцев».

Это тот редкий случай, когда американской дипломатии можно, пожалуй, и поверить. Только не из-за того, что Америка стала вдруг страдать по тем, у кого что-то болит, а потому, что и впрямь совсем не обязательно отправлять смертоносное оружие тому, у кого его и так много.

И чем чаще в Восточном полушарии стреляют к американской выгоде, тем больше доходов у американского капитала. Заботиться об этом днем и ночью — святая обязанность американской политики.

 

Реклама