Метки

https://i2.wp.com/cs317817.vk.me/v317817497/6095/zEK1qRAwyPo.jpg

Звучал в мозгу прощальный «Марш Славянки».
А впереди, по полю, как в бреду,
Ползли угрюмо вражеские танки,
Стреляя из орудий на ходу.

Их гусеницы резво грязь месили,
Всё норовя подмять и раздавить.
И не было вокруг достойной силы,
Чтоб эту мощь смогла остановить.

В окопе два бойца готовы к бою:
В приклад вцепилась крепкая рука.
Тот дядька мирно вкалывал в забое,
А этот – у токарного станка.

У них обоих – образки на шее,
И каждый верит в то, что будет цел.
Теперь они сидят в одной траншее
И на врага глядят через прицел.

Вот самый ближний танк взревел мотором
И медленно пополз на наш отряд.
И тут один из них, что был шахтёром,
Шагнул вперёд со связкою гранат.

Мы с ним в одной землянке песни пели,
Шутили и молчали просто так…
Но тут со вздохом: «Как вы надоели!»
Наш смирный дядька бросился под танк.

Фонтан взметнулся из огня и пыли…
Враг дрогнул, не добившись ничего…

Шахтёра мы потом похоронили…
Ну, в общем… что осталось от него.

Не в давней битве с Фрицем или Гансом
Уйти в века настал его черёд —
В Изварино, что где-то под Луганском.
Две тысячи четырнадцатый год.
02.20     11.01.2015

Реклама