И зачем ты туда поехал?…

По себе, и по тем добровольцам, с которыми общался, сделал вывод: если человек на этот вопрос отвечает односложно, то он либо врёт, либо недоговаривает, либо очень скоро уедет обратно. Исключения составляют только «люди войны» (или «псы войны»), те, кто ищет войну, поскольку ранее принимали участие в боевых действиях и получили наркозависимость от неё, которую я опишу позже. Как правило, причин для поездки на войну и длительного на ней пребывания сразу несколько. Это всегда намешанная солянка обстоятельств и умозаключений, которые способны бросить тебя в ад, из которого обычные люди стараются поскорее выбраться. В моём случае это сплав из:

  1. Идея. Без этого на самом деле очень сложно, поскольку если в тебе твои товарищи не видят единомышленника, проблемы со службой будут гарантированно. Идея конечно же была навеяна новостями и общением с местными – да, тех кто пришел на землю Донбасса под флагами армии Украины и различных нац.батальонов, действительно иначе как фашистами не назовёшь, как и тех, кто их туда послал. Плюс вера в скорую победу и построение государства-мечты «Новороссия» — страны социалистического пути развития и в лучших русских традициях.
  2. Сама война. Мне, как человеку не служившему по состоянию здоровья на тот момент, но действительно имевшему такое желание в юности, армии всегда очень не хватало. И для меня всё это воспринималось, как школа жизни, через которую я должен пройти. Что на своё счастье, мне успешно удалось осуществить – год на войне в целом равнозначен трём годам в воинской части. Отсутствует разве только «дедовщина», «уставщина» и «землячество» — всему этому просто нет места в боевом подразделении, поскольку все работают на общее и у всех имеется боевое оружие.
  3. Желание начать новую жизнь. В принципе я мог оставаться дома – жить было где, работать была и прочие мелкие радости жизни тоже присутствовали. Но на тот момент, оглянувшись вокруг, я увидел, что только это всё у меня и будет. Проработав в различных сферах в Новосибирске, обнаружил, что везде я сначала добиваюсь успеха, но для дальнейшего роста не хватает ни связей, ни денег. Замкнутый круг захотелось разорвать, и к тому же, была действительно сильная вера в «Новороссию», верить в которую было легко и совершенно естественно.
  4. Хотя это может быть и первым пунктом для любого нормального мужчины: «cherchez la femme», как говорят французы. Ничего не меняется в этом мире за тысячи лет – за каждым громким поступком Мужчины, всегда стоит Женщина… Этот пункт можно даже не раскрывать, твой жизненный опыт, сам даст этому объяснение.

Вот собственно и все основные мотивы двигавшие мной. Однако, были случаи, когда мне встречались и такие типы, которые уехали на войну, скрываясь от правоохранительных органов, романтики, переигравшие в бродилки типа «Сталкера», дельцы с целью подзаработать как-то в мутной воде и даже религиозные фанатики. Но ещё раз повторяю, все едущие на Донбасс с односложными мотивами возвращаются туда, откуда приехали довольно быстро.

Я посвятил войне на Донбассе 1 год и 1 месяц.

Местные

Местные – это такое явление, к которому пришлось некоторое время привыкать. Всё-таки разная местность накладывает на людей свой отпечаток и разница между сибиряками и донцами (жителями Донбасса) всё же есть, хотя ничто человеческое нам не чуждо. Местных я встретил через 4 дня после того, как наша первая группа из трёх сибиряков оказалась в Новошахтинске. Их было 11 человек, жители Донецка, Макеевки и Харцызска. Сразу отмечу, что это в первую очередь открытые люди, высказывающие своё мнение об окружающих прямо в лицо. Для них, как правило, нетипичны интриги и шептание за спиной, за что конечно я их очень ценю. Жители Новосибирска, большого торгового мегаполиса, уже не настолько открыты и прямодушны, как простые работяги Донбасса. Хотя нахрапистость и наглость и у сибиряков и у донецких на одном уровне. И конечно же, жители Донбасса очень отзывчивые люди. Если ты нормальный человек, пропасть в том же Донецке тебе будет очень сложно – помогут все, кто чем может, хотя я несколько раз слышал мнение от них же, что такими их сделала война, но в любом случае не идеализируй местных, всё таки война гражданская, а значит, линия фронта проходит не только по карте, но и по умам людей… Это всё, конечно, положительные их качества, а вот к чему собственно пришлось привыкать:

  1. Они очень много и, как правило, громко говорят. Типичные южане. Сибиряки в этом плане более «замороженные» ребята – говорим не много и по делу. У меня реально, не для красного словца, первую неделю после встречи с этими одинадцатью местными звенело в ушах! Я очень долго не мог понять – как можно, только проснувшись, всем разом открывать рот и начинать говорить обо всём и ни о чём, периодически лаская друг-друга всеми возможными матами?! Но это оказалось заразно, поскольку спустя год, когда я вернулся в Новосибирск, друзья заметили, что говорю уже громче, быстрее с характерными «шо» и «гхы».
  2. Необязательность. Как ни крути, но в Сибири люди всё же выживают, поэтому для нас точность и пунктуальность вещи жизненно необходимые. У местных такой проблемы нет. Поэтому если местный сказал тебе «сейчас» в гражданской жизни, то это когда угодно, но никогда не сейчас. Сразу прикидывай его семейное положение, служебные заморочки, да и вообще всё что угодно, но что-то ему обязательно помешает, что бы «сейчас» было именно «сейчас», а не через три часа или день-два.

И тем не менее, местных я очень полюбил и особо отметил их трудолюбие. Им всё равно — обстрел, бомбёжка, блокада — они как чинили электросети, газовые трубы и дороги, так и чинят; продолжают работать в магазинах, школах, больницах; водить троллейбусы и высаживать в парках города розы. Потому что они помнят, что Донецк – мирный город и славен был не войной, а трудом, музыкантами, спортом и миллионом роз, которые они до всего этого ада посадили в городе в честь каждого его жителя.

ДНР

Прежде оговорюсь: пишу только то, что видел и слышал от местных.

Родина этого движения естественно Донецк. Донецк, что б ты знал, это до войны был единственный «чёрный» город Украины. «Чёрный» – это значит, что местная бандитская тусовка была в приоритете и обладала большей властью и влиянием, чем официальный Киев. В принципе, оно и понятно: доверия к киевским властям тут не было никогда, но менталитет местных жителей не позволял им пойти по крымскому пути сопротивления, т.е. через гражданские акции и общественные организации. Да и Москва-то особо развитием русского движения на Украине никогда не занималась. Но одна такая организация всё-таки появилась, не считая «Оплот», который больше занимался спортом, нежели политикой. Это общественное движение так и назвалось «Донецкая Народная Республика», или попросту ДНР. В основном ДНР делало упор в своей программе на то, что сразу после революции 1917 года, они существовали некоторое время, но их присоединили к УССР политическим решением сверху (аналог крымских движений, считавших несправедливым присоединение Крыма к УССР в 60-х годах прошлого столетья).

Реальной политической силой ДНР никогда не обладала, да и лидеры её не особо-то и стремились заявить о себе на политическом поле Украины. Скорее оно существовало как «кружок по интересам», и, порой, просто прикрывала коммерческие движения тех, в чьих руках она находилась. В Киеве естественно об этом знали, потому-то, когда в марте — апреле ДНР подняло голову и стало в числе лидеров народного движения против госпереворота учинённого на Майдане, всерьёз их не восприняли. Это, конечно, сыграло людям на руку и дало время развернуть масштабы сопротивления. В итоге, даже для спонсоров ДНР стало неожиданностью, что люди реально поверили в возможность развивать свою область самостоятельно, без жёсткой привязки к Киеву, отделиться от Украины и войти в состав Российской Федерации, а то и вообще создать собственное независимое государство. Что было дальше, ты знаешь из новостей. Но вот что я заметил: знаешь, а ведь в символах кроется много ответов на вопросы о сути вещей…

Посмотри на герб ДНР. Ничего не замечаешь? Вроде такой-же орёл как у РФ, но… У этого орла никогда не было лап! Эта птица способна только парить, но держать что-то во власти не может по причине отсутствия, чем держать. Так и в жизни. Большинство законопроектов ДНР – это только проекты на бумаге. Спроси у местных правоохранителей, какими кодексами они руководствуются, и ты обнаружишь, что в зависимости от каждого отдельного случая в ход идёт и УК Украины и УК РСФСР и свои новоиспечённые статьи, и так практически во всех сферах права. Я не буду судить строго руководство в Донецке, хотя и могли за полтора года предоставить народу хотя бы проект Конституции, но всё же неопределённость куда им дальше идти, исходит не столько от них, сколько от «Большого Брата», который и сам не всегда последовательно себя ведёт по отношению к молодой республике.

Братья и сестры.

Я их там нашел. Нет, это не тот случай, как показывают на «Первом канале», когда встречаются родственники, которые не виделись …дцать лет. Это когда ты находишь родственную душу и вы становитесь названными братьями или брат и сестра.

В обычной жизни это довольно редкое явление — ты окружен скорее приятелями, товарищами, друзьями, лучшими друзьями и родственниками. Что говорить, если ты порой находишь людей, к которым привязываешься как к отцу или матери?.. Происходит это очень просто: на войне обостряются все чувства данные нам от природы, стираются условности и время перестаёт иметь значение. Ты постоянно живёшь как бы на грани, и именно это делает тебя более свободным, позволяет раскрыться и тебе и окружающим. С людей слетают маски, носимые в обычной жизни, и они начинают разглядывать души друг — друга. А затем всё происходит совершенно естественным путём: родство воспринимается как должное, и ты в очередной раз убеждаешься – дух сильнее кровных уз.

Впрочем, о чём-то подобном говорил Христос… Причём ты можешь быть христианином, брат буддистом, ты русским, он чеченцем. Возраст и социальные роли которые мы играли в прошлой, мирной жизни, так же больше не имеют значения. И вот эта привязанность к людям порой сводит на нет попытку уйти с войны, когда ты здесь, там где мир, а он или она там…

Дорога в неизвестность.

(Запись в дневнике от 09.06.2015)

9 июня 2014 года. Прошёл год, с того дня, когда я собрал последние вещи из квартирки у леса где прожил 3,5 года, отнёс их другу, кинул прощальный взгляд с балкона на свой любимый сосновый бор, выждал минут 5-7, прислушался к себе и поехал в аэропорт на рейс Новосибирск-Москва-Ростов-на-Дону. На войну отправился простой человек, 31 год проживший в Сибири, работавший инструктором по вождению, не служивший в армии и ведший самую обычную жизнь для Новосибирска: вечерами компьютерные игры, пиво по пятницам, встречи с женщинами и вылазки на природу. Что дал ты мне, этот год?..

Новошахтинск. Отчётливо дал понять, что я не готов к войне, там я стал «Тихий» (мой первый позывной) – тот, кто просто принесёт себя в жертву на алтарь войны за Новороссию, смертник.

Крым. Крым стал уже учителем. Он научил, что даже из меня можно сделать того, кто будет не мясом, а тем, кто выполняет поставленные задачи, кто не подведёт и не станет мешком с мясом и костями. Первая поездка в Крым вернула вкус к жизни и дала первые знания об оружии и работе с ним.

Макеевка. Дала опыт первых боевых выходов, службы и боевого братства. Но оказалось, что враги не только по ту линию фронта, они есть и здесь. Даже среди тех, кто под флагами ДНР и Новороссии, ловко зарабатывает на этой войне.

Севастополь. Снова Крым и снова чувство жизни и на этот раз — Любовь. Ни за что. Авансом или как испытание, но настоящую, ранее о которой только что-то слышал…

Донецк, МГБ. Урок — оказывается, враги внутри нас бывают не только бандитами, но и шарлатанами, людьми, ловко оседлавшими волну и объявившими себя чуть ли не «учителями революции». Донецк, я полюбил тебя тогда — твоих людей, улицы, запах, атмосферу. Ты прекрасен, ты Герой! Но ты дал мне опыт порой не верить тем, кто рядом и показал, что то, что дал Севастополь невероятно хрупко.

Алчевск, «Призрак» Алексея Борисовича Мозгового. Здесь был «Пепел» (мой второй позывной на войне). Чем честнее и принципиальнее командир, чем непреклоннее он в отстаивании интересов Новороссии, тем труднее приходится его подразделению, и по снабжению, и по вооружению.

Луганск. Опыт в том, что жизнь твоя на войне порой стоит не дороже вечернего настроения твоего командира, особенно если это переигравший в Сталкера великовозрастный ребёнок.

Снова Крым. На этот раз — падение. Бежавший наёмник. Рухнувшие надежды, потерянная вера. Здесь я должен был пропасть и раствориться. И именно здесь, через боль и туман непонимания, что делать дальше стал рождаться «Феникс» (последний позывной).

И снова Донецк. Только вступив на его благословенную землю, встал на колени и поцеловал её. Душа сказала — ты дома, земля Донецка ответила — я тебя ждала. 2 недели почти без еды и денег и цель достигнута — элитное подразделение Республиканской Гвардии ДНР — 8-я мотострелковая штурмовая бригада, попросту – «Пятнашка»! Здесь произошло главное — я сделал всё, ради чего ехал и обрёл то, что не купишь ни за какие деньги — себя.

Отдельно отмечу.

Братья — Эфиоп, Рог, Велес, Шатун, Джексон, Макс, Монгол, Угорь, Грозный.

Сестрёнка — Анютка.

Те, в ком разочаровался — Сыч, Комиссар, Кот.

Те, с кем горжусь быть знаком — Чук, Абхаз, Грек.

Барсик, а ты просто раздолбай!

Так что же мне дал этот год? Всё просто — он дал жизнь! Настоящую жизнь. Полную событий и людей, проходящую порой на грани невозможного, подарившую настоящую любовь и ненависть, опыт, сокрушения и победы, людей и места. Жалею ли я о чём то? Нет! И это было ясно уже тогда, когда я сел в тот самолёт из Новосибирска, сделав первый шаг на трап прекратились все внутренние споры, а дальше была только дорога, дорога которую осилит только идущий…

P.S. дальнейшее повествование будет уже непосредственно о событиях и людях на моём пути.

Источник

Реклама