Метки

Иван ШМЕЛЁВ: «Русские женщины… Страшное выпало вам на долю, как никому. Судьба ваша необычайна. Это теперь всем видно.

Русская женщина, − и сестра, и жена, и мать, −носит в душе великую силу − великое страдание. В подвиге творчества новой жизни − многое она может. Ее душа − душа глубины, и высоты, и Света. Светлые и величавые образы русских женщин дала наша литература, как ни одна литература в мире. Русские женщины шли за мужьями и братьями на каторгу, поддерживали духовно и исправляли, искупали, и очищали. За них, как на верный якорь, хватались гибнущие. Русские женщины «за идею» безотчетно отдавали себя на смерть и муки, гибли самоотверженно, ослепленные «идеалом». Теперь, быть может, достойно выпадет им в серой вести к живому Идеалу, к Богу в жизни, все бесцелье жизни наполнить Великое Целью − вернуть человеку образ Божий! Русская женщина т е п е р ь это право приобрела, как ни одна в мире. И не только право, но и с и л у.

Русская женщина теперь − величайшая страдалица в мире. На нее пала в с я л о ж ь и скорбь запутавшегося мира. Какая женщина с т о л ь к о перестрадала и с т о л ь к о потеряла?! Какая женщина − мать, доведенная до безумия «культурой», поедала своих детей, осмеивалась палачами, убившими ее сына, ее мужа, ее брата, − насиловалась ими на равнодушных глазах упоенного своей цивилизацией человечества? Какая? Русская женщина. Какая женщина видела осквернение самого для нее святого, ее Неба? Русская женщина. Какая видела своих близких, потерявших лицо свое и соблазненных, на нее же восставших в ослеплении? К к р е ст у пригвожденных, распятых, насилуемых при последнем вздохе, при задушаемых зовах − мама! Русская женщина. Величайшая из страдальцев в мире. После Великой Войны, с истерзанным сердцем, она продолжала терять, терять, терять… Она т о л ь к о теряла! И не сдалась. И н е м о ж е т сдаться. Ей назначен в удел величайший из подвигов. Готова она к нему тяжкой судьбой своей. И познает это. Этот Подвиг провидел и наш Пророк:

«Ей прежде всего, принадлежит обновление русской жизни!» (Достоевский, 21, 301).

Ей, быть может, выпадет − первой − быть вестницей Воскресения России.

Помните ту зарю, зарю Воскресения, у Гроба? Мария, первая, встретила Его.

«Жжено, что ты плачешь? кого ищешь?» Она, думая, что это садовник, говорит Ему: господин! если ты вынес Его, скажи мне, где ты положил Его, и я возьму Его. Иисус говорит ей: Мария! Она обратившись говорит Ему: Раввуни, − что значит: «Учитель!» (Иоанн, 20, 15-16)[ii].

Вы это помните: ей − первой! И теперь, когда все чуткие сознают, что т а к жить больше нельзя, − когда уже указывают пути, на которые выталкивает страшный опыт перенесенного, н а ш и пути, уже полвека указанные Пророком нашим, − русская женщина, наша мать, жена, сестра, дочь, может быть первой будет готова принять подвиг обновления человека. Это будет святая Слава России − Великой Женщины.»

Реклама