https://i2.wp.com/www.chitalnya.ru/upload2/301/caef51c8d118251c3f3398b389f8f7b8.jpg

Славянск, прекрасный курортный город, за несколько недель варварских обстрелов был практически стёрт с лица земли вместе со своими пригородами. Нет такого смертоносного оружия, не считая атомного, которого не применили бы здесь украинские боевики. Разрушенные дотла дома, полностью уничтоженная инфраструктура, сотни убитых мирных жителей, десятки убитых детей… Жертв в городе было так много, а обстрелы столь часты, что даже похоронить убитых оказывалось непросто. Тела вывозили волонтёры. Хоронить старались в тот же день, потому что в обесточенном городе не работал морг, и мёртвых везли туда лишь тогда, когда кладбище было под обстрелом. Впрочем, на кладбище уже не осталось мест, и убитых хоронили за его оградой…

Показания свидетелей

«Пока шло отпевание, на кладбище выдвинулась разведгруппа, а вместе с похоронным автобусом ушел взвод автоматчиков. С фронта траурную процессию прикрывал массивный гранитный постамент героям Великой Отечественной. Строчка из Высоцкого «наши мертвые нас не оставят в беде» материализовалась причудливо.

Снимать похороны нам разрешили со словами: «Снимайте, ребята, или не снимайте – это им никак не помешает нас убивать. Они плевать хотели». Как в подтверждение сказанного, вдали по Черевковке опять ударила артиллерия.

Провожали Татьяну на кладбище всего десяток человек – большинство друзей на похороны не смогли поехать, в больнице и так не хватает рук – смена, с которой возвращалась убитая медсестра, длилась 36 часов. С ней прощались у больничного морга, туда же привели из палаты раненого мужа – он встречал Татьяну с работы. Ехать на кладбище ему запретили врачи.

— Татьяна Николаевна — это старшая операционная сестра, 41 год… — едва сдерживает ком в горле и.о. главврача больницы Ленина Михаил Андриянов. — Она непосредственно оказывала помощь, организовывала подготовку к операции. Я вместе с ней сколько оперировал.  Она вышла с работы, ее встречал муж. И тут внезапные минометные обстрелы в субботу. Взорвалась одна мина прямо рядом с ней. На операции она прожила всего полчаса. Муж был тяжело ранен, но он остался жив.

 — Много вообще погибших гражданских?

— По данным милиции, очень. Десятки, наверно, уже и за сотню пошло. Это люди умирали при обстреле домов, прямое попадание на Ленина было, девочка 5-летняя погибла, женщина, старики гибли. Все от прямых попаданий в жилые дома.

Дмитрий Стешин, Александр Коц»[1].

30 июня в Донецке был убит оператор 1 канала Анатолий Клян. Клян вместе с корреспондентом и звукооператором поехал на съемки ночью в украинскую воинскую часть. Поездку организовала пресс-служба Донецкой Народной Республики. Как заявили в пресс-службе, матери солдат планировали встретиться с сыновьями и забрать их домой, как уже бывало не раз. В автобусе журналисты ехали вместе с матерями. В этот раз переговоры не состоялись. Более того, когда машина подъехала к воинской части, началась стрельба. Пришлось срочно уезжать.

Журналистам казалось, что им удалось покинуть опасный район. Они успели забежать в автобус и отъехать метров на 500. Машина остановилась. Люди вышли на улицу перевести дух, кто-то закурил. В этот момент небо осветила сигнальная ракета. И сразу по журналистам открыли огонь из автоматов. Водителя ранило в голову, но смог вести машину. Все кто был, повалились на пол. Стрельба продолжалась. Только через несколько минут журналисты увидели, что среди них — раненый. «Дальше все повалились на пол, и Толя сказал: меня ранило. Причём сказал несколько раз. Дальше я держал его, я не знал, что делать. Я не представлял, куда попало, он только сказал, что не может дышать», — рассказывал корреспондент РЕН-ТВ Виталий Ханин.

С началом 1-го июля второй фазы карательной операции геноцид стал ещё более жестоким. В первые же дни смертоносным огнём артиллерии и авиации были стёрты с лица земли целые кварталы в пригородах Славянска, множество домов в Краматорске 2 июля украинские самолеты нанесли удар по посёлку Станица Луганская и селу Кондрашовка на Луганщине. Только в Луганской на сожжённой дотла улице погибло 12 человек, включая пятилетнего ребёнка. Приблизительно столько же жертв – в Кондрашовке.

Показания свидетелей

«Массированные авиаудары были нанесены прямо по этим тихим улицам. Самолеты начали заходить на бомбометание в ночь на среду. Ранним утром взорвали газовую магистраль.

— Потом удары продолжились около 11 утра, — рассказывает журналистам мэр Станицы Луганской Галина Григорьева. — Самолет, который сбрасывал бомбы, пролетал прямо над моей головой: люди стали падать на землю. Сбросил бомбу на отделение милиции, у здания сорвало крышу. Два жилых дома, которые находились рядом, — полностью снесены. Тут погиб первый мужчина, трое – сильно ранены.

После этого началось самое ужасное – самолеты атаковали железнодорожный полустанок Старая Кондрашевская. На улице Островского разом были уничтожены полтора десятка домов. Все горело, люди кричали. Целая улица была буквально сметена с лица земли.

— На месте погибло 10 человек: пятеро сразу скончались, остальные умерли в больнице, продолжает Галина Григорьева. — Вместе с отцом убило 5-летнего мальчика – ему оторвало ноги, трагедия произошла на глазах у матери. Погиб дедушка 1926 года, ветеран Великой Отечественной. Последнего мужчину, которого мы забирали, невозможно было собрать – мы его берем, а нижней части тела нет вообще. Мы собирали людей по частям – ноги, ступни, руки…Невозможно было посчитать, сколько точно погибло – мы просто посчитали головы.

Первое шокирующее видео с места трагедии сделал корреспондент «НТН-Саратов». Горят разбомбленные хаты. Видно, как внутри языки пламени лижут разорванные человеческие тела. Кого-то пытаются вынести из пламени. Женщина с залитым кровью лицом. Иссеченные осколками двери гаражей.

Старик обхватил голову руками, кричит оператору:

— Трупы снимай!.. Вон два трупа, вон – третий!.. Фашист этот Порошенко…

Местный житель:

— Там мать моя лежит мертвая. Пошли я тебе это покажу, что эти твари натворили. А чего ж Путин молчит?»[2]

Кадры с разрушенными домами и фрагментами тел убитых обошли интернет и российские каналы. Правозащитная организация Хьюман Райс Вотч обвинила в этом преступлении Киев и потребовала тщательного расследования и привлечения к ответственности виновных. Впрочем, украинские СМИ немедленно постарались списать вину за трагедию на ополченцев и даже «удар из-за границы».

3 июля украинские снаряды в результате обстрела украинского пункта пропуска «Должанский» разорвались на территории российского пограничного КПП «Новошахтинск». В результате попадания пострадали здание автовокзала и таможенный терминал.

3 июля, в 10:35-10:40 украинская авиация нанесла ракетный удар по стекольному заводу в Лисичанске (ЛНР). Было выпущено 8 ракет. В результате были разрушены и здания, и подвижной состав – вагон и полувагон, а также дороги. Данный удар был квалифицирован, как намеренное уничтожение промышленности непокорного региона.

[1] http://msk.kp.ru/daily/author/182/

[2] http://svpressa.ru/society/article/91607/

Из книги Украина: русофобия, репрессии, геноцид.

Advertisements