Метки

http://i.t30p.ru/27Np

Алексей Лемец (1983 г.р.), шахтер из Нижней Крынки под Макеевкой, ополченец, погиб под минометным обстрелом на блокпосту у Славянска 19 июня, оставив трех детей.

О павшем герое Славянска рассказывал в своём блоге Олег Царёв: «Лена немногословна. О себе рассказывает неохотно. Как будто застыла в своем горе, которому никто и ничто, и никогда не сможет помочь!..

Ей всего 26 лет. На руках осталось трое осиротевших детей мал-мала-меньше. Старшему Леше скоро девять лет, Ладе исполнится четыре, а маленькой Милане — девять месяцев. Они жмутся друг к другу на стареньком диване, с опаской посматривают на нас — все взъерошенные, рыженькие, худенькие, похожие на папу.

Самый старший — Алексей. Как папа. На всю семью единственный мужик. Изо всех детей только он, похоже, понимает, что отца у них больше нет. «Как учишься?» — спрашиваю и в ответ: «Хорошо. Маму нельзя подводить».

Папа, Алексей Лемец, которому был всего 31 год, ушел в народное ополчение Донбасса в конце мая этого года. Он погиб под Ямполем на блок-посту во время бомбежки 19 июня.

Алексей Лемец был единственным кормильцем в семье – работал на шахте. Но когда на Донбасс пришла война, принял решение идти в ополчение. Для него не было других вариантов.

«Он хотел защищать свою семью, своих детей, родную землю. Я не смела, не могла отговаривать Лешу – ведь он мужчина, он всегда сам принимал решения», — говорит Лена.

Страшную весть Лена получила ночью – пришел родной брат Алексея и прямо сказал: «У тебя больше нет мужа, а у меня – брата». Вместе с Лешей погибли еще двое его товарищей. Похоронили их там же, в Славянске, в братской могиле.

«Перевезти тело не было возможности. Да и друзья сказали, что везти было нечего – Леша с товарищами попали прямо в очаг минометного удара. Когда закончится война, мы с детьми обязательно поедем туда, где похоронен их отец», — говорит вдова.

Семья жила небогато. Их главным сокровищем была взаимная любовь. Дом и снаружи, и изнутри требует ремонта, дети нуждаются в элементарных вещах. Лена по понятным причинам работать пока не может. А кормильца больше нет.

Вдова. Это слово не идет Лене – совсем молодой женщине. Но ее самообладанию может позавидовать любой боец! Да и как иначе: она осталась практически один на один с горем – ее мама выехала с группой беженцев. Помогает только мама Алексея.

Лена очень крепкая. И только один раз еле слышно произносит: «Я не знаю, что мне делать дальше»».

Advertisements