Метки

, ,

Что это была за личность? Обычный русский человек. Православный офицер. Человек из Святой Руси.

Офицер о Константине Васильеве

Да все мы любим о России поговорить… Но кроме слов есть еще — дела. Есть конкретная цена нашей любви к нашему Отечеству… Костина цена любви оказалась ценой его собственной жизни Он пошел туда, куда пришла беда, не рассуждая, и фраза «положить душу за други своя», которую мы так охотно и часто повторяем, обрела в подвиге русского воина Константина Васильева смысл глубокий, жертвенный, настоящий.

Геннадий Гришин http://gidepark.ru/community/3803/content/1269493

Константин Васильев родился в Сарове 6 мая 1967 года, в день памяти великомученика Георгия Победоносца. Родители героя — Надежда и Иван Васильевы всю жизнь отдали труду, имели правительственные награды, работали на закрытом производстве. В ту пору Саров был закрытым городом Арзамас-16, центром по созданию ядерного оружия, в городе и его окрестностях были закрыты все храмы. Стоял в запустении и знаменитый Саровский монастырь, пустовало дивное Дивеево, а монахини-подвижницы, вымаливали воскресение Святой Руси и восстановление обителей. Наверное, не случайно то, что Константина в детстве крестила бабушка (священников в закрытом городе не было). В зрелости решив докреститься по полному чину, Константин Васильев погрузился в ледяную прорубь и плыл подо льдом озера несколько метров навстречу священнику. Вынырнув в другой проруби он, как и полагается, трижды окунулся в купель, а затем был помазан св. миром — в праздник Крещения Господня.

Школу Васильев закончил с серебряной медалью, но вместо того, чтобы по примеру сверстников, идти в престижный университет, поступил в Краснодарское ракетное училище. Окончив его с отличием, отказался от престижных мест службы и поехал в Забайкальский военный округ (ЗабВО — «забудь вернуться обратно», как прозвали его военные). «Никто в Сарове не мог предположить, что серебряный выпускник школы № 20, красивый, подающий надежды на хорошее будущее, молодой человек проживёт на земле всего лишь тридцать пять лет», — написал Геннадий Каратаев, Саров.

«Он очень выделялся из прибывших на службу офицеров своей жизнерадостностью и активной жизненной позицией. Практически сразу по его инициативе была организована секция рукопашного боя. Он сам учил ребят русскому стилю борьбы… Костя был офицером от Бога, таких офицеров — единицы», вспоминает Владимир Юрьевич Акимкин, подполковник запаса — первый армейский командир Константина Васильева.

Молодому офицеру досталась нелегкая судьба. «Чита, Иркутск, глухомань, десять лет в ракетных шахтах, случайное жилье. Как часто в ту пору происходило, жена не выдержала такой жизни, уехала в центральную Россию, забрав дочку. Константин, между тем, заочно окончил юридический вуз, затем поступил в военный университет и получил назначение в Москву. Затем он учился на отделении православной культуры в академии Петра Великого и получил четвертое высшее образование» (Геннадий Гришин). Стоит уточнить — юридическое образование Константин решил получить вовсе не для престижа, а что бы помогать людям, которых коснулась несправедливость.

В Москве Константин Васильев служил в Управлении юстиции, подрабатывал охранником в школе по вечерам, а все оставшееся время отдавал детям — вёл бесплатные занятия по рукопашному бою, летом выезжал с ребятами в Подмосковье, обучал навыкам выживания в экстремальных условиях, учил любви к родине, рассказывал о православных святых. Офицер справедливо считал, что именно с детей и начнется возрождение России.

Его идеалами были Александр Суворов и Александр Невский. Ещё будучи курсантом, Васильев, бывая в Москве, заходил в православный Сретенский магазин и подбирал себе книги о русских полководцах. А впоследствии приобретал книги, списанные библиотеками для уничтожения, в которых были описания подвигов нашего народа. С годами у офицера собралась целая библиотека. «Сейчас она передана в военно-патриотическую школу при Свято-Никольском храме в Подкопаево. Школа эта носит имя Константина Васильева» (Геннадий Гришин).

«Костя был генератором жизни в любом кругу, куда попадал. Он притягивал к себе людей своими мыслями, болью за то, что происходит с Отчизной… Он надписывал конверт: «Русь великая, Саров могучий», а дальше адрес — и письмо доходило. Костя был абсолютным патриотом», рассказывает Андрей Душенко, друг детства и юности.

Будучи патриотом, Константин Васильев, служил своей стране как мог. Прекрасно зная, какие люди стоят у власти, офицер исполнял свой долг — но не закрывал глаза на творящееся беззаконие, а противостоял ему в меру своих сил и возможностей. Известно, что даже на службе — в центре Москвы, где сегодня редко звучит русская музыка, он ставил песни и марши Русской Императорской Армии, и окружавшие его люди привыкли к этому.

Константин Васильев был не просто офицером и патриотом, он был ещё и настоящим проповедником, с его помощью крестились и стали верующими людьми многие его друзья. «Возможность донести до людей любовь к Отчизне Костя не упускал никогда — даже в бане умудрялся проводить политбеседы с незнакомыми мужиками. Изучая в школе подвиги героев, мы их воображали себе далекими, недосягаемыми, видели их на портретах в классах, вырезанными в камне памятников. Нам казалось, что встать с ними в один ряд невозможно. Оказалось — возможно. Самый обычный парень, который жил рядом с нами, смог это совершить.

Константин Васильев был удивительно русским человеком. Он любил Россию, он служил ей и как офицер, и как православный христианин. Россия жила в его сердце, и оно, сердце, болело ее радостями и страдало ее бедой. Он торопился жить. Писал стихи, любил хорошую музыку, природу, был очень развит физически, много читал, находил время для тех, кому плохо. И очень боялся навредить собственной душе. Бережно взращивал в себе настоящего христианина. Константин Васильев ушел из жизни в расцвете лет. По земным меркам его смерть вызывает недоумение. Да, есть и те, кто говорит о бессмысленности его ночного похода в Театральный центр на Дубровку. Чего добился? Что изменил? Но у Божьего суда свои законы. И во все времена законодателями этого суда были подвижники Христовы. Соль земли, без которой жизнь пресна и лишена духовного смысла», — говорит Олег Паточка, школьный друг Васильева.

…«Слова «Норд-Ост», Дубровка знает весь мир. Но имя Константина Васильева не звучало в телевизионном эфире. 23 октября 2002 г. Константин Васильев был убит чеченскими бандитами в Москве, в Театральном центре на Дубровке. Ему было 35 лет.

В свой последний день он ушел с работы, взяв только удостоверение. Перед этим обзванивал знакомых, спрашивал, не находятся ли их дети в захваченном террористами Театральном центре. Пользуясь удостоверением, прошел в Театральный центр. Он надеялся, что террористы захотят иметь в заложниках чиновника юстиции и, видимо, надеялся ценой своей жизни спасти других. Хотя шансы были мизерные…

Боевики не поверили, что российский офицер вот так просто отдает свою жизнь за других, заподозрили в нем спецназовца. Есть запись радиоперехвата, один боевик сказал по сотовому: «Тут какой-то сказочник пришел». Судя по материалам дела, расстреляли его в упор, но на некотором отдалении — боялись ближе подойти. Шесть ранений сбоку, и все смертельные» (Геннадий Гришин).

Перед тем как погибнуть, Константину Васильеву удалось вместе с одним омоновцем, открыть ворота и выпустить группу людей, сумевших вырваться из захваченного боевиками здания. Омоновец повел людей за оцепление, а полковник Васильев двинулся дальше.

Зная, что убийц легко могут отпустить (в памяти были недавние ещё, Буденновск — Святой Крест, и Кизляр), Константин надеялся обменять свою жизнь на заложников, и хотя бы как-то повлиять на ситуацию. Он был прекрасным рукопашником (на фото справа) и мог легко справиться с бандитами, но те испугались безоружного офицера, не подпустив его близко.

Тело Константина Васильева было обнаружено только на третий день — уже после освобождения здания. «Рядом с ним был брошен православный крестик — его с такой яростью сорвали с шеи офицера, что на коже остались кровавые рубцы» (Геннадий Гришин).

Подвиг полковника Васильева не отметило начальство — его не было в длинных списках чиновников, награжденных за Норд-Ост. Впрочем, главную свою награду мученик Константин Васильев получил от Господа.

Товарищи Константина — офицер-афганец Андрей Митрофанов с немногочисленными друзьями, пытались восстановить справедливость, обращаясь с письмами в разные инстанции, и спустя несколько лет Васильева наградили орденом мужества посмертно. А мама Константина, ныне покойная, Надежда Степановна, добилась того, чтобы в Сарове, в школе, где он учился, был устроен уголок памяти. Долгое время имя героя оставалось мало кому известным. Благодаря публикации в газете «Вера-эском» (Просто русский офицер…, «Вера», № 534) началось прославление подвига мученика. В 2007 году тележурналист из Сыктывкара Владимир Кривцун снял фильм «Небесный воин» о подвиге полковника Васильева (фильм стал призёром международного кинофестиваля «Радонеж»). А спустя десять лет после «Норд-Оста», кинодокументалист Василий Яцкин из Москвы, выпустил фильм «Русский офицер», посвященный Константину Васильеву.

«Его друзья и знакомые отмечают, что в нем была огромная внутренняя сила, с ним не было страшно быть самим собой. Хотелось научиться у него любви к Богу, Отечеству и ближним своим. Когда он говорил о России, о ее предназначении — это воспринималось как что-то очень значимое.

Именем Константина Васильева названа школа в Сарове, похоронен он на аллее Героев, но о подвиге Константина Ивановича на Дубровке почти никто не писал — были статьи лишь в нескольких православных изданиях, в «Работнице» да в газетах Сарова» (Геннадий Гришин).

Сегодня собираются материалы для канонизации мученика Константина, пишутся его иконы. Есть свидетельства о помощи Божьей по молитвам к мученику, мироточат его фотографии, происходят чудеса. И настанет день, когда мученик Константин Васильев будет прославлен в лике святых. Это время уже не за горами — ведь полковник Васильев жил ради Святой Руси, и за неё умер, а значит — она воскреснет!

«Самое главное в жизни, наверное, быть духовно крепким и духовно чистым. Хотя настолько это тяжело! Постоянно хватаюсь за свою дурную, грешную головушку и понимаю: что же ты воротишь, Константин Иванович?! Никакое болото, мне кажется, не может засосать крепкого духом человека. Для этого надо трудиться, трудиться, трудиться и трудиться… Ну что ж, потрудимся, благо есть ради чего трудиться. Есть вы, дорогие мои, есть родители, дети, есть Родина… Есть Родина — была, есть и будет». (Из звукового дневника Константина Ивановича Васильева, русского офицера).

Роман  Котов

Реклама