Метки

Интервью Юлии Пасичной с племянницей и братом Евгения Гадлия

— Мы, к сожалению, не очень много общались, — рассказывает племянница Евгения Сабина. — Но созванивались при каждой возможности. Мне было шесть лет, когда дядя два месяца у нас жил, и мы тогда практически не расставались. Последний раз я его видела четыре года назад. Он недавно отцу писал, что скоро приедет…

У них обоих — Арсена и Евгения — были огромные планы. Увидеть родных, закончить войну, наладить мирную жизнь… Не успели. Единственное, что осталось — память. Память о них, их делах, их жизни. Память и боль потери.

— Дядя Женя был терпеливым и добрым, — вспоминает Сабина. — Но если надо было, мог постоять за сказанное или сделанное им. Я до сих пор не верю, что его нет. Хотя была на похоронах. Но всё равно не верю… и горжусь, что у меня такой дядя.

Хоронили Евгения в Абхазии — так решил его отец, который как раз оттуда родом. В СМИ подняли большой шум — как так, почему Моторолу хоронят в Донецке, а Гогу непонятно где? Расписали и какие-то нелепые фальшивые похороны, и ещё напридумывали невесть чего… не все журналисты одинаково полезны, да. А его просто похоронили на родине предков, дав возможность родным проводить погибшего в последний путь. 22, а не 19, октября Евгения похоронили в селе Тамыш Очамчирского района. Никакого запаянного гроба не было, родные могли попрощаться.

— Мне советовали не трогать дядю, потому что потом будет хуже, буду вспоминать и так далее, — говорит Сабина. — Но я не выдержала. Я дотронулась до дяди, обняла его и разрыдалась взахлёб. Я не могла поверить, что это он в гробу. что его больше не будет. Насчёт похорон дяди могу сказать: провести их в отцовском доме было правильным решением. Думаю, попрощаться с родственниками было бы намного лучше, нежели без этого уйти на тот свет. У каждого на это свои взгляды. Просто для нас так правильно, — по-взрослому рассуждает девочка.

Сабине 15 лет, она живёт в Абхазии и гордится дядей. Однако не всем по душе такое отношение к погибшему. Нашлась… нет приличных слов для обозначения этого… урода. Который додумался написать девочке-подростку в тяжёлый для неё момент, что её дядя — убийца и бандит, а его смерь — благо. Открыл глаза ребёнку. Благодетель… Кто его спрашивал только, вот вопрос.

Помнит и скорбит о дяде и другая его племянница, Астанда. Она говорит: «Украина-2014 — это та же Грузия в 92-м. А ДНР — это Абхазия, которая тоже хочет независимости. Разве они террористы из-за этого? Разве лидеры, которые ведут за собой бойцов, заслуживают таких слов? Они заслуживают того чтоб о них помнили. Моторола был лидером, Как у нас Ардзинба. Разве плохих людей стали бы вот так провожать?»

Похороны Арсена Павлова на этот вопрос ответили чётче некуда. Подонка и ублюдка, каким пытаются представить Арсена враги, 50 тысяч человек (только в Донецке) провожать бы не пришли. А на похороны Евгения, будь он отморозком, не явился бы абхазский парламент в полном составе, министры и вице-президент. Главы государства не было только по одной причине — в этот же день хоронили ещё одного погибшего на Донбассе солдата. Негодяев не провожают слезами и цветами, не чествуют караулом и почётным залпом…

Аполлон Гадлия обещал отомстить за смерть сына. И зная о характере кавказских мужчин, на месте преступников я бы боялась. Эти не отступят, раз поклялись мстить. «Эти крысы у меня ещё попляшут, тронув моё — они обрели свою смерть», — предупредил убийц Аполлон.

— Женя был хорошим парнем. Да, он рано ушёл, но отдал жизнь за независимость Донбасса. Думаю, там, где он сейчас, Женька не жалеет о том, что его жизнь закончилась так, — считает Аслан.

(материал из группы «СЁСТРЫ ОПОЛЧЕНИЯ Война — женский взгляд» — https://vk.com/sestriopolcheniya )

Advertisements