Нет больше семьи… осталась только память…

Коваленко Кристина

17.11.2003 – 23.08.2014

Коваленко Александра

26.09.2008 – 23.08. 2014

Коваленко Ирина Васильевна

05.05.1987 – 23.08.2014

Коваленко Александр Иванович

20.01. 1977 – 23.08.2014

Большое счастье – жить в полной семье. Еще большее – когда в семье есть бабушки и дедушки, дарящие любовь своим внукам. В семье Коваленко у родителей – Александра и Ирины – подрастали две замечательные дочурки одиннадцати и шести лет. Кристина любила младшенькую Сашу. Опекала ее, словно мама. Девочки были добрыми и дружными. Любили играть во дворе с подружками. Наберут, бывало, игрушек, кое-каких продуктов и устраивают игры.

Бабушка, Людмила Васильевна, присматривая за внучками, радовалась, что растут послушными и добрыми. Выглянет в окно, а они рядом. Старались не тревожить бабулю лишний раз.

Когда над городом нависла угроза, многие уехали к родным, подальше от бомбежек. Семья Коваленко решила остаться дома. Александр был уверен, что старенькая мама не перенесет переезд. Да и что делать в чужих местах? Нет, дом есть дом.

Тот злополучный день, 23 августа, когда погибла вся семья, Людмила Васильевна помнит до мелочей. Это всё, что осталось у нее от большой и дружной семьи – только воспоминания.

День был тихим, и ничто не предвещало беды, разве что какое-то непонятное состояние… Сердце словно подрагивало. Дети с дочерьми сходили в супермаркет за продуктами. Распаковав пакеты, дав в руки девочкам какие-то сладости, родители с детьми вышли на улицу выгулять щенка. Радостный смех оглашал пятачок двора. Щенок носился за девчонками, они убегали. Родители наблюдали за детской суетой.

Жители близлежащих домов слышали обстрелы, но никто и предположить не мог, что произойдет неминуемая беда. Когда начался обстрел, Родители с детьми побежали к подъезду. Здесь молодую семью и настигла беда. Осколки достали всех.Только маленькая Сашенька подавала признаки жизни. Кто-то из соседей осторожно взял ее на руки и принес в квартиру. А здесь…

Снаряд влетел в окно комнаты и застрял в том самом месте, где висела люстра.Две межкомнатные стены рухнули, мебель собралась гармошкой, стекла вместе с рамами вылетели.В одной из комнат лежал парализованный дедушка. Взрывной волной вырвало из петель дверь и она упала на больного человека.

Людмила Васильевна в это время находилась на кухне. Здесь события разворачивались более трагично. Взрывной волной сорвало дверь холодильника и всё его содержимое посыпалось на голову женщины.Когда она пришла в себя, поняла, что лежит под завалами. Нога не слушалась. А в это время в пустую дыру входной двери вбежал сосед с ребенком.

Бабушка увидела, что из головы девочки торчит осколок от снаряда, ручка изувечена, ранен живот, а всё тело ребенка висит, словно в нем нет косточек. Скорая увезла и бабушку, и девочку в больницу. На операционном столе у Сашеньки дважды останавливалось сердечко. А в это время в больнице волновался ее крёстный отец. Он решил удочерить девочку и ухаживать за ней. Не сложилось. Сашенька умерла на операционном столе.

Людмила Васильевна не помнит, как оказалась в травматологическом отделении больницы им. Калинина. Домой ее не отпустили: контузия, ушибы, шок…

— В тот день большая беда к нам пришла: много квартир было разрушено, разбиты машины, гаражи, изувечены люди. В один момент я осталась без семьи одна на белом свете, — плачет женщина. — Что делать? Как жить? Где взять силы всё это перенести? Никого больше не вернуть. Была семья – и нет. Что сделали мои внучки опасного, за что их лишили жизни? Что сделали мои дети, которые навсегда ушли с девочками в мир иной?

Слёзы… слёзы… слёзы.

Пусто во дворе. Раньше шум-гам детский под окнами стоял, а теперь тишина. Одни старушки на скамейке у подъезда сидят. Жизнь остановилась. Куда ни глянешь — всё напоминает о трагедии.Когда начинаются обстрелы, никто не уходит прятаться. Зачем? Снаряды, если им надо, найдут везде.

А дома от семьи остались только несколько фотографий. И память. Вечная память, на сколько хватит жизни бабушке.

Но Донбасс не забудет. Это общее горе. Общая беда.

Источник

Реклама