https://image.chitai-gorod.ru/upload/iblock/62d/62d08c63ba564d9bff241d113ece52d0.jpg

РУССКИЙ НАДЛОМ, ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ И ТРАГЕДИЯ ГАЛИЦИИ

В том-то и дело, что раскол, точнее, откол Западной Украины от русского мира давно завершён. Он начался ещё в 16-м веке, а завершился уже к середине 20-го. В результате от русского православного мира отпала Червонная Русь — Галиция и Волынь. И практически отпало соседнее с ними Подолье. Кстати, когда говорят, что русофобия бандеровской Западной Украины – это результат многовекового пребывания Галичины в составе Польши и Австро-Венгерской империи – это не совсем так. Разумеется, упомянутое обстоятельство сыграло свою роль. Но в том-то и дело, что со времени включения в первой половине 14-го века Галиции в Польское королевство, а Подолии в Великое княжество Литовское, вошедшее в 1569 г. по Люблинской унии в состав Речи Посполитой, и до самого начала 20-го века русины Галиции и Волыни, а также Северной Буковины, от русского мира себя не отделяли. Буковинские русины и большая часть волынских даже сохранили к 20-му веку православие. А галицкие крестьяне, которые оказались в унии в начале 18-го века, хоть и были приписаны к униатским приходам, но они не отрекались от своего русского – русинского имени. Как не отрекались сознательно и от православия.

 Поляки, запретив после Брестской унии 1596 г. православную церковь и, требуя переходить в унию, исходили из того, что, отказываясь от православия, русин перестаёт быть частью большого русского мира. Поскольку православная вера – главный элемент русской идентичности. Но это было справедливо в отношении шляхты, большей части духовенства и чиновничества, которые переходили в унию сознательно и к тому же по корыстным мотивами, но не в отношении крестьян. Православный галицийский и волынский крестьянин униатом числился только потому, что все окрестные храмы отдавались грекокатоликам, и негде было справить самые простые нужды – крещение, венчание, отпевание. Но в 1839 г., когда Восточная Волынь вернулась в состав России, по решению Полоцкого церковного собора все приходы Восточной Волыни вернулись в православие. И ещё в конце 19-го века регулярно случалось, что насильно загнанные в униатство карпатские крестьяне целыми сёлами возвращались в православие. Так что формальное униатство у русинских крестьян в ту пору отнюдь не означало решительный разрыв с русским миром, а, тем более, русофобию. Всё решил общерусский надлом.

Надлом, как я уже заметил, это, прежде всего, глубинные перемены в сознании, его рационализация, ослабление религиозного чувства – десакрализация. И ещё надлом — это негативация сознания. Мир, который прежде называли Божьим, признавая при всех несправедливостях и трудностях бытия его богоданность, и сама жизнь в этом мире людям надлома – в начале особой породе, а затем и другим кажутся глубинно несовершенными, невыносимыми, порочными и требующими коренного изменения, притом через решительный слом устоявшегося уклада и презрение традиции. Собственно, подобное мирочувствование встречается и до надлома. Но имеет иную модальность. В исторических культурах – цивилизациях – византийской, европейской, русской, равно как и в других, в ранних периодах, когда сознание сакрализовано и филономическое начало выражено заметно сильнее, люди с негативным психическим импульсом объединялись в религиозные, точнее, квазирелигиозные антисистемные секты. Они полагали, что физический материальный сущий мир создан злым творцом, и потому этот мир, включая и собственное тело, нужно попросту тем или иным способом изничтожить, чтоб освободить от материальных пут и оков созданную добрым богом душу.

В надломе же, когда происходят процессы индивидуализации и десакрализации, негативное сознание уже не во всех исторических культурах имеет религиозный флёр. При этом оно соединяется с рацио, и возникает негативный интеллектуализм. Носители негативного сознания уже не всегда нуждаются в организации в секты, скорее, даже тяготятся тесным общением, поскольку становятся мизантропами. Однако сказать, что они никак не связаны, нельзя. Они прекрасно отличают себе подобных, связаны на ментальном уровне. В определённых ситуациях могут организовываться в общности антисистемного характера, вроде масонских лож или революционных кружков или, вот, в «правозащитные» организации, как нынче.

В личном Боге десакрализованное сознание не нуждается, вообще, и творцом мира его не полагает. Поскольку сознание надлома, мышление надлома, помимо прочего, перестаёт быть в той же высокой мере конкретным, как прежде, и становится более отвлечённым. На место Бога – Творца прочат эволюцию или нечто подобное, но непременно безличное. Потому и уничтожать мир, как таковой, негативное рассудочное сознание надлома непосредственно не предлагает, оно предлагает изменить его решительным образом — в соответствие не с Божьим, а с человеческим разумением и произволением. Для чего существующий уклад жизни необходимо решительно поломать, и даже природу вокруг максимально «переделать» по человеческому разумению. Кроме того, негативное сознание в надломе более распространено, чем прежде. Такие эмоции, как неизъяснимая безотчётная неудовлетворённость, неприкаянность, беспричинная беспокойность, прежде не свойственные сознанию, тем более, христианскому сознанию, теперь у части людей становятся очень распространёнными. В крайних случаях это не просто критический настрой к сущему, но самая настоящая неприязнь и ненависть. Об этом феномене я подробно пишу в книге «Антисистемы и этнохимеры».

Эта порода, в сущности, психически больные люди в западноевропейском мире – в период его надлома назывались гуманистами. Смысл их гуманизма состоял в том, чтобы лишить мир и человеческую духовность высшего религиозного божественного плана, и объявить самого человека, что называется, центром вселенной и венцом мироздания. И, в частности, свободным от жёстких норм традиционной религиозной морали. При этом гуманисты решительно отрицали окружающую средневековую действительность, христианские традиции и христианские основы мироустройства тогдашней Европы. Чтобы как-то обосновать это отрицание, противопоставляли христианским идеалам и ценностям античную эпоху и её идеалы. Под Возрождением понималось именно возрождение античности. Интерес к античности не мало поспособствовал расцвету европейского искусств, но при этом и разрушению христианской мировоззрения и христианской нравственности. Христианство отрицалось и в части искусства. Например, гениальный архитектурный стиль, в котором построены такие шедевры средневековой архитектуры, как Кёльнский, Шартрский, Реймсский, Миланский соборы, собор Парижской Богоматери были названы гуманистами «готикой». Готы — варвары, а готика-де варварский, не заслуживающий никакого уважения стиль. Позже, правда, это оскорбительное и пренебрежительное содержание термина «готика» забылось.

А в русской истории эту породу людей назвали интеллигенцией. Её иногда путают с национальным русским культурным классом, к которому принадлежали, например, Григорий Сковорода, Пушкин, Гоголь, Толстой, Достоевский, Менделеев, Иван Павлов, Владимир Вернадский, Пётр Савицкий, Гумилёв – здесь я специально перечисляю вперемежку великороссов и малороссов. Но интеллигенция и национальный культурный класс — это совершенно разные понятия. Притом интеллигенция, с одной стороны, страдает комплексами неполноценности, всевозможными страхами, а, с другой, снобизмом и комплексами наполеоновскими – мы-де, лучше всех всё знаем и лучше всех всё устроим. А не дадите, так гори всё огнём и синим пламенем. Для более наглядного и конкретного представления об этом медицинском, психиатрическом феномене включите хотя бы «Эхо Москвы» или канал «Дождь».

Интеллигентский воспалённый и обострённый надломом интеллект начинает неутомимую атаку на традицию, то есть на сущее ради измышленного в больном интеллигентском воображении несущего – утопий, вроде того же коммунизма или демократии, или, вот, града-еврокитежа, инфантильной идеей которого заражён Евромайдан. Интеллигенция, кроме того, служит ферментом морально-нравственного и духовного гниения. Как гнилое яблоко – если оно появляется в лукошке, за неделю сгниёт всё лукошко. Когда в народе в фазе надлома появляется интеллигенция, за один век, а то и меньше – за два-три поколений может переродиться весь народ, который при этом уже перестаёт быть народом и становится населением. Или электоратом, как принято выражаться в демократическую эпоху. И, ведь, вроде что-то о социальной справедливости полтораста лет трещали, народниками обзывались, социалистами, друзьями рабочих и крестьян. А в итоге, оказалось: дайте красть – свободный рынок, дайте власть, притом без личной ответственности, то есть демократию – заниматься болтовнёй в газетах и в разных собраниях, надувать щёки и за это ещё и деньги получать, и дайте волю педерастам, Пуси, и всем, кто готов посмачнее плюнуть в лицо всему роду человеческому. И непременно пустите их в школу с уроками сексуального «просвещения», а православие ни в коем случае не пускайте. Любопытная, надо сказать, эволюция. Кстати, социологи, видимо, стесняются провести исследование или обнародовать, если уже проводили, результаты, но очевидно, что процент перверсии — гомосексуалистов и прочих парафилитиков среди интеллигенции на много выше, чем в других социальных группах.

Так вот, в середине 19-го века в Галиции, как и во всём русском мире, появилась эта самая интеллигенция – дети униатских священников. На неё, хорошо чувствуя её гнильцу, совершенно логично и сделали ставку поляки и австрийцы. Хотя отношения между ними были довольно сложные, но и те, и другие не жалели ни сил, ни средств, чтобы отколоть Галицию и всю Малороссию от русского мира. В частности подкинули «теорию» Франциска-Генриха Духинского — польского публициста 19-го века происхождением с Правобережной Малороссии. Он теперь — крупнейший авторитет и для современных украинских самостийников. Духинский надоумил укронационалистов, что мало того, что украинцы никакого отношения к русским не имеют, так ещё и настоящая Русь — это не Москва, а только Украина. Правда, нынешние самостийники не хотят замечать, как этот самый Духинский развивал свою мысль дальше. Де, Русь, которая Украина, есть ни что иное, как Польша — её восточное приложение. И в Польше до сих пор в этом абсолютно убеждены – что их восточные кресы – Русь-Украина, где у польской шляхты были в изобилии православные крепостные, это их законная польская земля, коварно отнятая у них азиатской Москвой. То есть просто не понимают никакой иной трактовки. Поэтому они и ходят сегодня во главе колон на Евромайдане с флагами Евросоюза – почуяли, что наступил удобный момент хоть в какой-то форме вернуть своё.

А во второй половине 19-го века австрийцы и поляки вознамерились создать отдельную враждебную русскому миру «украинскую нацию», и сделать из Галиции «украинский Пьемонт». Имея в виду, что Пьемонт – область на северо-западе Италии стал в первой половине 19-го века центром, вокруг которого объединялись разрозненные итальянские области. А вокруг украинизированной Галиции-де, соберутся все украинские – бывшие малороссийские земли, включая, входящие в состав России. Тут замечу, аналогия с Пьемонтом сильно хромает. На Апеннинском полуострове, действительно, до середины 19-го века его население не представляло собой этнокультурную общность. Правда, жители Северной Италии уже стали называть себя итальянцами, но неаполитанцев и сицилийцев итальянцами, то есть, «своими» они совсем не считали, и одним народом они не были. У них даже язык очень сильно отличался — гораздо сильнее, чем мова отличается от великорусского. Тогда как русины и все малороссы до начала 20-го века, как уже замечено, ощущали себя частью большого русского мира. Так что этот амбициозный русофобский проект галицийского Пьемонта тогда – в 19-м веке был утопией.

В середине 19-го века в австро-венгерской Галиции начинается русинское возрождение. Содержанием этого возрождения было, как раз, приобщение карпаторуссов к общерусской культуре, осознание ими своей принадлежности к большому русскому миру. На съезде галицко-русских учёных в 1848 г. ставился вопрос об изучении истории Галиции, как части общей истории Руси на основании единства русского народа. Подтверждалось существование единого для всей Руси — от Карпат до Камчатки литературного языка. Галиция участвовала в создании общерусского литературного — «книжного» языка. Укронационалисты тогда ещё были в меньшинстве. Один из отцов укронационализма историк Грушевский позже сетовал: «в руках москвофилов находились все национальные организации и в Галиции и на Буковине, не говоря уже о закарпатской «украине», а народовство (укронационализм – И.М.) конца 1860-х и затем 1870-х годов представлено было лишь небольшими кружками». Ещё в 1880 г. галицкие русины обращались в Вену — в австрийский парламент с петицией о защите в Галиции русского языка. Дело в том, что в ту пору языком управления и сейма в Галиции был польский. В Галиции было очень много поляков. Крупные землевладельцы – помещики, промышленники, торговцы, чиновники были сплошь поляки и евреи. Львов был, можно сказать, польско-еврейским городом.

Кстати, польская диаспора во Львове имеет очень глубокие корни. Ещё в 13-м веке Даниил Романович Галицкий – 1-й король Руси боролся со своими же боярами за власть и собственность. И, чтобы расширить свою социальную базу в этой борьбе, заселял свои города эмигрантами – католиками — венграми, поляками, немцами, приглашая их на службу, а также массово приглашая в города иноверных ремесленников и купцов. Именно при Данииле Романовиче – человеке предприимчивом и энергичном были основаны Львов и Холм — на Волыни, в которых население от основания уже было в значительной мере не русское. Кстати, бабкой Даниила Галицкого по отцу была католичка польская княжна Агнешка, дочь Болеслава Кривоустого, а дед по матери – византийский император Исаак II Ангел. А королём Даниил Галицкий стал, согласившись принять от папы Римского Иннокентия IV в 1254 г. королевский титул в обмен на унию и окатоличивание русских земель. За это современные галичане назвали его именем университет в Ивано-Франковске и аэропорт во Львове. И поставили ему памятники во Львове, Тернополе, Галиче и Владимире-Волынском. Есть на современной Украине и государственная награда – орден Данила Галицкого. Правда, папу-то Даниил Романович обманул, и унию на Руси утверждать не стал. Так как понимал, чем это для него может кончиться. Пришлось папе ещё немножко подождать – три с половиной века — до Брестской унии. Но одним только обещанием сделать это Даниил Галицкий заслужил у нынешних галичан упомянутые почести.

 А в 19-м – в начале 20-го веков польское влияние в Галиции было очень сильным. По данным на 1910 г. из 5,3 млн. населения Восточной Галиции польский язык был родным для 2,1 млн. – 40%. Правда, польскоязычными, помимо поляков, были также галицкие евреи, которые в середине 19-го века перешли с идиша на польский. Польский язык господствовал в администрации, в суде, в сейме. На польском велось обучение во львовском университете и в гимназиях. Так вот, в 1890 г. ориентированным на разрыв с русским миром русинам, точнее, потомкам русинов — укронационалистам, укравшим слово «украинофилы», при поддержке доминировавших в органах управления католиков поляков удалось одержать верх во львовском сейме. Начинается энергичная дерусификация и украинизация Галиции. Её ведут совместно австрийские власти и укронационалистическая интеллигенция. Содержанием это компании стало искоренение русофильских русинских организаций, газет, журналов, школ, кружков, русской культуры, языка и т.д. Русины – русофилы подвергались судебному преследованию. Начало этому положил «Процесс Ольги Грабарь».

За полвека неустанной работы под руководством католиков — поляков и австрийцев, и при обильном финансировании имперской венской казны галицкая униатская интеллигенция вытравила таки русскость у части населения Галиции, превратив его в не помнящих родства манкуртов. Как вытравляли? Для примера возьмём Северную Буковину, входившую в ту пору в королевство Галиция и Лодомерия – коронную землю в составе Габсбургской империи. Сегодня это — Черновицкая область Украины. Ещё в 60-е — 70-е годы 19-го века главные организации местных русинов в Черновцах назывались: общество «Руська Бесіда», общество «Руська Рада» и т.п. И в этих обществах преобладали москвофильские настроения. Наглядным свидетельством авторитета православия в ту пору является архитектурный комплекс Резиденции православных митрополитов Буковины и Далмации. Ещё в преддверии дерусификации русской Галиции в 1863 г. епископ православной русинской церкви Евгений добился от венского правительства разрешения на строительство новой резиденции. Автором проекта стал один из лучших чешских архитекторов — академик Йозеф Главка. Строительство было закончено в 1882 г. и комплекс сразу стал архитектурной доминантой столицы Буковины. Проект занимал призовые места на известных конкурсах архитекторов. В 2011 г. включен в список Всемирного наследия ЮНЕСКО. Правда, теперь там находится вовсе не резиденция православных митрополитов, а Черновицкий университет.

 Но в 80-х годах 19-го века ситуация начинает быстро меняться. Апогея эта русофобская политика достигла в мае 1910 года, когда буковинский губернатор закрыл в Черновцах и Серете все русские общества и организации: общество русских студентов «Карпаты», «Общество русских женщин», которое содержало школу кройки и шитья, «Русско-православный народный дом», «Русско-православный детский приют», «Русско-православную читальню», «Русскую дружину», а также русские бурсы — общежития для учащейся молодёжи. Причиной запрещения деятельности русских организаций были голословные обвинения в шпионаже и государственной измене. При этом правительство конфисковало все имущество русских организаций, в том числе и библиотеку общества русских студентов.

Однако до Первой Мировой войны русофобской униатской интеллигенции противостоит активный русинский национальный культурный класс. Ещё и в начале 20-го века в Галиции многие газеты и журналы придерживались, так называемой, москвофильской ориентации, прорусские настроения были достаточно сильны. Иван Яковлевич Франко – один из главных национальных героев Западной Украины — огромного дарования русский человек — бывают и такие парадоксы в истории (хотя по поводу его происхождения есть разные версии – еврейская, немецкая, польская, но сам себя он называл русином), созданную им политическую партию назвал «Русько-украінська». Главный печатный орган этой партии журнал «Народ», редактируемый Франко, был решительным противником униатства и укронационализма. «Народ» призывал к русско-русинскому патриотизму и остро полемизировал с главным укронационалистическим униатским изданием «Правда», провозглашал борьбу против шовинизма и русоедства. В языковом отношении «Народ» стоял за русинский язык, который суть индивидуация русского языка. Показательны стихотворений Франко «Німеччина», «Ослячі вибори» и др. Как же такой человек мог стать национальным героем у униатов? Да, своих же приличных у бандеровцев попросту нет! Остались Бандера да гауптман Шухевич.

Так что в начале 20-го века ничего ещё не было решено. Не смотря на победу в сейме, не смотря на всю помощь австрийского правительства, укронационалисты в Галиции ещё не возобладали. А сам термин «украинец» носил здесь, не собственно этнический, а политический характер. Украинец – это грекокатолик, ненавидящий православную Россию. Именно, имея в виду этот тип, П.Н Дурново, бывший в 1905-1906 г.г. министром внутренних дел, в аналитической записке царю в 1914 г., накануне Первой Мировой войны писал про Галицию: «Нам явно невыгодно, во имя идеи национального сентиментализма, присоединять к нашему отечеству область, потерявшую с ним всякую живую связь. Ведь на ничтожную горсть русских по духу галичан, сколько мы получим поляков, евреев, украинизированных униатов? Так называемое украинское или мазепинское движение сейчас у нас не страшно, но не следует давать ему разрастаться, увеличивая число беспокойных украинских элементов, так как в этом движении несомненный зародыш крайне опасного малороссийского сепаратизма, при благоприятных условиях могущего достигнуть совершенно неожиданных размеров».

Роковую роль в судьбе Галиции сыграла Первая Мировая Война. В ходе войны нашим цивилизованным друзьям — европейцам не стало нужды изображать из себя просвещённых гуманистов. Австрийцы учинили настоящий геноцид русофильски настроенным русинам Галиции. Поскольку видели их симпатии к России. Призванные в Австро-Венгерскую армию солдаты – славяне, притом не только русины, но и чехи, словаки, словенцы, отказывались воевать с Россией и переходили на русскую сторону – вступали в добровольческие дружины Русской армии. Начались массовые репрессии русинского населения. Были арестованы почти поголовно представители русофильского русинского культурного класса и тысячи крестьян. Австрийские войска получили от укронационалистов инструкции и карты с обозначением сел, которые отдали свои голоса русофильски настроенным кандидатам в австрийский парламент. Эти сёла вырезались совместно австрийской армией и, так называемыми, сечевыми стрельцами – предтечами бандеровцев.

Украинские сечевые стрельцы – УСС — легион численностью 7 тыс. человек — гордость нынешних бандеровцев были созданы австрийским командованием на основе скаутских военизированных националистических организаций «Сокол», «Пласт» и др., принимали присягу на верность австрийскому императору и служили под знаменем Австро-Венгерской империи. На войне уэсэсовцы «отличились» тем, что дважды — в сентябре 1916 под Бережанами и второй раз в июле 1917 г. под Конюхами, понеся потери, побросали оружие и почти целиком сдались в плен русской армии. В современной Украине в память о «подвигах» сечевых стрельцов создан мемориальный комплекс на горе Маковке. Так вот в Галиции было расстреляно и повешено без суда и следствия по данным тогдашнего депутата австрийского парламента поляка Дашинского 60 тыс. русинов — русофилов. Но этого было мало. Австро-венгерские власти создали первые в Европе концентрационные лагеря – Талергоф в Штирии, Терезин в Северной Чехии и другие. Самый крупный Талергоф. В нем в годы Первой мировой погибли десятки тысяч русинов — русофилов.

 Примечателен эпизод, который произошёл в Галиции в 1914 году. Все православные знают о празднике «Сорок тысяч мучеников». Этот праздник связан с раннехристианским периодом — далёкими событиями в античном Риме. В римской Галлии вспыхнуло восстание Багаудов. На его подавление римские языческие власти оправили 10-й Фиванский легион, состоявший из христиан и считавшийся в ту пору в Римской империи самым боеспособным, так как воины — христиане отличались мужеством, дисциплиной и верностью воинскому долгу. Но, прибыв в Галлию, легионеры узнали, что среди багаудов много их единоверцев – христиан. И они отказались идти в бой.

По законам Римской империи за это полагалась децимация – казнь каждого десятого. Затем легион вновь получал приказ идти в бой, и вновь христиане отказывались убивать единоверцев. Децимация повторялась. В итоге, весь 10-ый Фиванский легион был казнён. Так вот, подобный подвиг был повторён в Галиции в начале 1-й Мировой войны. 80-й пехотный полк Императорской австрийской армии, набранный из крестьян – русинов Бродского, Каменецкого и Золочевского уезда Галичины, отказался воевать против русской армии. Австрийское командование пригрозило им расстрелом. Затем были расстреляны несколько десятков человек – не помогло. В итоге, в один день был расстрелян весь полк.

 Военнопленных малороссов австрийские власти принуждали признать себя «украинцами», требовала, чтобы пленные малороссы исполнили «Ще не вмерла Украина». Известны случаи, когда даже офицеров за отказ признать себя «украинцами», подвешивали на дыбе. Украинизацию активно проводили и оккупационные кайзеровские власти. На это были брошены огромные суммы денег — гораздо больше, чем немцы дали Ленину на революцию в Петрограде. Повсюду насаждалось изучение истории по учебнику последователя Духинского, сына униатского священника М. Грушевского «История Украины-Руси». Её преподавали укронационалисты из финансируемого немцами «Союза визволення Украiни». Даже пленных малороссов в лагерях заставляли слушать лекции по упомянутому учебнику. Те, кто отрекался от русского имени, следующим этапом присягали германскому Рейху и становились «синежупанниками» — их одевали в специальную форму. Главнокомандующий Восточным фронтом кайзеровской Германии в 1916 г. Макс Гофман, имея в виду успехи немцев в деле украинизации Малороссии и взращивания укронационализма, с гордостью и не без основания заявил: «Украина – дело моих рук, а не плод сознательной деятельности русского народа». Кстати, сами немцы обычно в документах и письмах слово «украинский» брали в кавычки.

В гражданскую добровольцы — карпаторуссы воевали в Белых армиях А.И. Деникина и А.В. Колчака за «единую и неделимую». Отличительным знаком добровольца — карпаторусса была кокарда с гербом Галичины — золотым львом, взбирающимся на карпатскую гору, обрамленным бело-сине-красными полосами, которые символизировали единство всей православной Руси. На знамени православных карпаторуссов на одной из сторон была изображена Почаевская Лавра в Восточной Волыни — святое место для православных русинов. Их девиз был: «За Русь! За Веру!»

Как видно, русских по духу галичан оказалась отнюдь не горсть, как считал Дурново. Тем не менее, его мысли в упомянутой записке оказались провидческими. После революции Галиция, Западная Волынь и значительная часть Подолья по итогам советско-польской войны по Рижскому договору 1921 г. вошли в состав возрождённой Польши. И объединённые русофобией поляки и галицкие униаты продолжили изничтожать остатки русинского русофильского культурного класса. При этом в результате антирусской революции в России русины-русофилы оказались без всякой, даже без моральной поддержки со стороны большого русского мира. В итоге в 20-е — 40-ые годы русский дух быстро выветривался в Галиции, а на Волыни и в Буковине выветривался также и православный дух. К концу 30-х годов дело было сделано – русофобское униатское украинство одержало победу. Величайшая трагедия русского мира — иссяк один из притоков большой русской реки – русинская ветвь малорусского народа. Русско-православная ойкумена окончательно лишилась Галиции – нынешние Львовская, Ивано-Франковская и Тернопольская области Украины, и Волыни — Ровненская и Волынская области.

 Психопатическая русофобия на Западной Украине возникла отнюдь не сегодня. Судить об этом можно, в частности, по тому, что Дистрикт Галиция, созданный немцами в начале 40-х, оказался самым лояльным Гитлеру из всех оккупированных в Восточной Европе территорий. В марте 1943 г. в газетах Дистрикта был опубликован «Манифест к боеспособной молодёжи Галиции» губернатора Галиции Отто Вехтера. В нём говорилось о преданной службе «на благо Рейха» галицких украинцев. И что в ответ на их неоднократные просьбы к фюреру включить их в вооружённую борьбу с Москвой, фюрер, учитывая их заслуги перед Рейхом, разрешил формирование дивизии СС «Галичина». Униатская церковь и её митрополит Андрей Шептицкий «благословляли» подразделения 14-й добровольческой гренадерской дивизии СС и дивизию СС «Галичина», и направляли в них униатских капелланов. А также всеми силами поддерживала бандеровскую УПА.

Правда, в 1946 г. грекокатолическая церковь в СССР была практически упразднена. На Львовском соборе униаты решили присоединиться к РПЦ. Это была, разумеется, инициатива советских властей. Однако «возвращение», как показало время, не было искренним. Поэтому я и говорю, что откол Западной Украины о русского мира завершился уже в середине 20-го века. В конце 1980-х годов в результате «перестройки» вместе с укронационализмом началось возрождение униатства. В 1990 г. Горбачёв поехал в Ватикан и на встрече с Папой Иоанном Павлом 11 договорился о возрождении греко-католической церкви в СССР, была разрешена регистрация униатских общин. Начался массовый переход клириков и мирян Западной Украины из канонической русской православной церкви РПЦ МП в грекокатолическую — УГКЦ, а также в неканоническую автокефальную украинскую «православную церковь» — УАПЦ. А после выхода УССР из состава СССР начался массовый силовой захват униатскими общинами собственности и имущества РПЦ на Западной Украине. Православные епархии были здесь подвергнуты разгрому. Сегодня от русского православия в Западной Украине осталась только Почаевская Лавра в Восточной Волыни. У грекокатоликов же почти 4 тысячи приходов и 4.5 млн. прихожан. В 2005 г. резиденция первоиерарха УГКЦ была перемещена из Львова в Киев. Папа Бенедикт ХV1 присвоил предстоятелю УГКЦ титул «Блаженнейший Верховный Архиепископ Киево-Галицкий». До этого глава униатов именовался Верховным Архиепископом Львовским. В Киеве учреждена отдельная епархия.

 В 21-м веке на Западе Украины уже, повторюсь, нечему раскалываться. К русскому миру здесь давно себя не относят. Не случайно здесь сносят не только памятники Ленину, о чём мы скорбеть не намерены, но и с не меньшим энтузиазмом уничтожают памятники русской воинской славы — братские могилы воинов Великой Отечественной и Первой Мировой — героев Галицийской битвы 1914-го и Брусиловского прорыва 1916-го годов. А на их месте цинично устанавливают памятники сечевым стрельцам и бандеровцам. В Жолкове уничтожили мемориальный музей героя Первой Мировой войны — лётчика штабс-капитана Петра Нестерова, совершившего первый в мировой истории воздушный таран — австрийского бомбардировщика в небе Галиции.

 О русоненавистнических настроениях сегодняшней бандеровской Галиции хорошо известно. Соответственно здесь и голосуют. На президентских выборах на Украине в 2010 г. за отнюдь не пророссийского, но всего лишь более-менее лояльного России Януковича голосовали 7-8% галичан и волынян. Почти 90% отдали голоса за русоедку Тимошенко. Причём Тимошенко к Галиции отношения не имеет, она как раз с Юго-востока — из Днепропетровска. Никаких кренделей небесных западенцам она не обещала. Но она в бытность премьером при Ющенко и заодно с ним энергично упражнялась в русофобской риторике и практической русофобии – массово закрывались русские школы, утеснялся русский язык, в частности был запрещён русский в кинотеатрах, открывались «музеи оккупации» русскими Украины и голодомора. В частности, она подписала знаменитое постановление Кабмина №1033 от 30 сентября 2009 г., которое запрещало школьникам и учителям разговаривать на русском языке не только на уроках, но даже в коридорах на переменах, в буфетах и школьных туалетах. Также она открыто убеждала американцев во время своего визита в Вашингтон в 2007 г. создать общий антироссийский фронт и в бесплатное пользование предлагала разработанную в Киеве русофобскую идеологию этого фронта.

Несколько иначе из западноукраинских регионов голосуют в Черновицкой области. Здесь у Тимошенко в 2010-м было 66% , у Януковича целых 25. Это связано с историей и географией Северной Буковины – нынешней Черновицкой области. Румынская граница в 40 км от Черновцов, молдавская — в 63-х. В 12-м веке эти земли находились под властью русских галицких князей. В частности, крепость Черн на месте Черновцов на левом берегу Прута основал Ярослав Осмомысл. После распада Галицко-Волынского княжества в середине 14-го века Черновцы переходили к Венгрии, к Польше, а в 1359 г. вошли в состав Молдавского княжества, которое 1475 г. становится вассалом Османской империи.

В результате победы России в войне с Турцией 1768-1774 г.г. Северная Буковина перешла под власть империи Габсбургов, которой также принадлежала Южная Буковина. Черновцы стали центром всей Буковины — Буковинского округа, входившего в состав королевства Галиции и Лодомерии, земли которого достались Габсбургам при разделе Польши. В Буковинских селах жили русины, население же Черновцов составляли немцы, евреи, румыны, поляки. В средних школах и в университете обучение велось на немецком языке. Лишь после революции 1848 г. Буковина получила автономию, и с 1851 русинский язык ввели как предмет изучения в гимназии, а затем и в учительской семинарии. В конце 19-го века в 1890 г. в самих Черновцах 60% населения составляли немцы и евреи, 22% — румыны, и только 14 – русины.

 Во второй трети 19-го века началась активная украинизация буковинских русинов. И к началу 20-х годов 20-го века Буковина уже была не русинской, а укронационалистической. Хотя в Черновцах до 1918-го преобладал немецкий язык, на котором, кроме немцев, разговаривали также евреи. Первая Мировая война подорвала позиции немцев. В ноябре 1918 г. в Черновцах народное вече выбирало к кому присоединяться: к Румынии или к УНР. Но после подписания перемирия между Германией и странами Антанты Черновцы были заняты румынскими войсками, и румынский Генеральный конгресс Буковины провозгласил воссоединение всей территории Буковины в составе Румынии. В 1930 г. состав населения Черновцов: больше всего евреев —29 %, румыны — 26 %, немцы — 23 %, украинцы — 11 %, поляки — 7 %. Кстати, отсюда родом один из вождей Евромайдана Яценюк.

В 1940 году Буковина была разделена на Северную, она отошла к СССР и была включена в Украинскую ССР, и Южную — остававшуюся в составе Румынии. Из Северной – советской было репатриировано этническое немецкое население. Также ушли часть румын. В июле 1941 года Румыния вернула себе Северную Буковину. Во время войны сократилось еврейское население. Но по итогам Великой Отечественной войны Северная Буковина вновь оказалась в составе УССР. В результате ещё часть румын ушли. В советские времена сократилась численность поляков, доля украинцев выросла до 62 % , появилось русское население — 11%, это связано со строительством в Черновцах крупных промышленных объектов – рабочая сила притекала из восточных областей советской Украины. В 90-е годы практически полностью покинули город евреи. В 2000-х в населении Черновцов: украинцев 80 %, русских, румын и молдаван — 17% . По всей Северной Буковине украинцев 75%, румын и молдаван — 20%, русских — 4% . Румыны отнюдь не сторонники украинизации. Они-то вместе с русскими и голосуют за Януковича.

Также несколько особняком стоит Закарпатье. История Закарпатья связана с Венгрией. Закарпатская Русь – часть древнерусской ойкумены, входила в 10-м — 11-м веках в Киевскую Русь. А с конца 11-го века была завоёвана венграми. Столица Ужгород до начала 20-го века называлась по-венгерски — Унгвар. С 1318 г. до конца 17-го века в Ужгороде правили Другеты — венгерские феодалы итало-французского происхождения. Замок Филиппа Другета – одна из достопримечательностей Ужгорода. Уже в советское время в венгерской диаспоре сохранились венгерские имена. Вспомним хотя бы знаменитого футболиста киевского Динамо и сборной СССР Йожефа Сабо. В Унгваре население было до конца 19-го века в основном венгерское. Также жили словаки и немцы. Коренные жители – русины, как и в Буковине, жили не в столице края, а в сёлах.

После подавления русскими войсками в 1848 г. венгерского восстания – Венгрия в ту пору входила в состав империи Габсбургов, русины Закарпатья стали добиваться автономии. Не получив её от венгров, после Первой Мировой они решили войти в созданную тогда при ликвидации Австро-Венгерской империи Чехословакию. Причём чешское правительство брать их не хотело в виду глубокой экономической отсталости. Но англичане и французы заставили первого чешского президента Томаша Масарика включить Закарпатье в Чехословакию, чтоб она не досталась союзнику немцев Венгрии. Доля венгерского населения и венгерское влияние в этой связи резко сократились. Причём, по Сен-Жерменскому договору 1920 г. Закарпатье вошло в Чехословакию под названием Подкарпатская Русь.

Исконная русинская вера – православие. Крестили подкарпатских русинов ещё Кирилл и Мефодий. Подкарпатская церковь подчинялась Константинопольской патриархии. Но в 1646 г. по Ужгородской Унии русины скопом перешли в униатство. Была создана Русинская грекокатолическая церковь. Примечательно, что унию провозгласило собрание их 63-х священника Мукачевской епархии, всего же в епархии было 800 священников. Руководил этим собранием эгерский католический епископ Георгий Якушич. Но часть православных держались — последний православный карпаторусский епископ Досифей умер в 1735 г. И только в 20-м веке начался возврат русинов в православие, что очень не понравилось австрийцам и венграм. В 1913 г. Австро-венгерское правительство организовало громкий Маромошский процесс – суд над православными священниками.

После вхождения в СССР, где униатство в 1946 г. было, по сути, упразднено, возврат карпаторуссов в православие приобрел массовый характер. Православной церкви были возвращены многие монастыри. В 1947 году Карпаторусская автономная Православная Церковь, в ту пору подчинявшаяся Сербскому Патриархату, вошла в состав Русской Православной Церкви. В отличие от Галиции, массового возвращения в униатство после 1990 г. здесь не произошло. Сегодня в Закарпатье 60% православные, около 40% — униаты. Однако часть православных вышли из УПЦ МП и примкнули к неканоническим русофобским УПЦ КП и УАПЦ. Ниже я скажу подробнее о расколе в православной церкви. Также стоит заметить, Мукачёвская епархия грекокатолической церкви с центром в Ужгороде не подчиняется Киеву, а находится в непосредственной юрисдикции папы Римского.

Несмотря на то, что по другую сторону Карпат — в Галиции живёт другая часть потомков карпаторуссов, объединяться с Галицией, которая находилась под властью Польши и, где со второй половины 19-го века при активном содействии и руководстве католиков — поляков началась украинизация, подкарпатские русины не стремились. Хотя в конце 19-го – в начале 20-го веков австрийцы здесь также проводили украинизацию. В 1938 г. регион был переименован из Карпатской Руси в Карпатскую Украину. Название Карпатская Украина впервые появилось, когда в 1938 г. правительство русинской автономии в результате внутриполитической борьбы возглавил украинист Августин Волошин — глава Партии Украинского единства. При нём начались репрессии против русо и русинофилов. Специально под них был создан концлагерь Думен. За этот ли концлагерь или за что-то другое, возможно, за пламенную любовь к Гитлеру сегодня в Ужгороде один из двух главных памятников как раз Августину Волошину. Второй – венгерскому поэту Габору Дойко. В этот же период Венгрия при поддержке Германии, а также Польши стремилась вернуть Закарпатье. В условиях ослабления и распада Чехословакии весной 1939 г. Карпатская Украина провозгласила независимость, началась активная миграция в Закарпатье из Галиции оуновцев. Доля украинского населения выросла, русинского и венгерского сократилась. Волошин обратился к Гитлеру с просьбой о протекторате Рейха. Гитлер отказал, не желая конфликтовать по мелочам со своим союзником Хорти. В итоге, Закарпатская Русь, согласно решениям Первого Венского Арбитража, отошла хортистской Венгрии. После разгрома рейха чехи рассчитывали, было, вернуть Закарпатье в состав восстановленной Чехословакии, но Сталин решил иначе, и в 1945 Закарпатская Русь была включена в состав Украинской ССР.

Сегодня 80% населения здесь формально украинцы, в которые записывают и русинов, 12% — венгры, по 2.5 % русские и румыны. Русинов официально менее 1% — меньше, чем цыган. Какая часть украинцев считает себя русинами, какая, собственно, украинцами, трудно сказать. Но понятно, что многие закарпатские русины украинцами себя не считают, говорить хотят на русинском и требуют автономии теперь уже в составе независимой Украины. Облсовет Закарпатской области обращался в правительство Украины с просьбой признать русинов отдельным народом, открыть русинские школы и признать русинский язык. Сегодня русинских школ в Закарпатье нет.

Говорить о том, что Закарпатье ощущает себя частью большого русского мира, о каких-то прорусских настроениях сегодня едва ли можно, тем более, о прорусской политической ориентации. За русоедку Тимошенко тут голосовали хоть и заметно меньше, чем в Галиции и на Волыни, но больше половины избирателей — 52 %. За лояльного России Януковича 41.5%. То есть часть православных здесь отнюдь не симпатизируют России. Примечательно, что Закарпатский облсовет выразил поддержку участникам Евромайдана и выразил возмущение разгоном правительством Януковича протестантов 30 ноября, назвав этот разгон преступлением. Также Закарпатский облсовет потребовал немедленной отставки правительства Азарова, оставив за собой право на акции гражданского неповиновения. Глава Закарпатского областного совета Иван Балога призвал депутатов местных советов поддержать участников Евромайдана.

Таково вкратце положением на Западе Украины. С дугой стороны, Восток – Донбасс. Донбасс — исконно русская земля. Ещё в конце 16-го века при Годунове боярин Бельский основал на Северном Донце крепость Царёв Борисов. Восточная часть Донбасса – нынешние Донецкая и Луганская области Украины наряду с нашей нынешней Ростовской областью в 17-м веке составляли Область Войска Донского. То есть русская колонизация Донбасса началась ещё в тот период, когда Малороссия находилась в составе Речи Посполитой. Запад Донецкого бассейна некоторое время оставался предметом спора России и Крымского ханства. Окончательно эта территория стала частью Российской империи по итогам русско-турецкой войны 1735-1739 г.г. Но уже в начале 18-го века при Петре I русские вели здесь добычу угля. В середине 18-го века здесь была учреждена Екатерининская провинция Российской империи с центром в Артёмовске историческое название — Бахмут.

Формально Донбасс стал Украиной только в 1920 г. В состав Украинской республики он был передан решением Бюро ЦК партии большевиков, где в ту пору заправляли обуреваемые идеей уничтожения исторической России так называемые «интернационалисты» из Бердичева и прочих местечек. Попытки дерусификации и украинизации Донбасса осуществлялись в первой половине 20-го века. Немцами в 1918-м. Затем в 20-е — 30-е годы — большевистским руководством УССР, которую возглавляли знойные русофобы – евреи Скрыпник и Гунько. Потом снова немцами в 41-44-х годах. Однако все усилия были тщетны. Русский дух не удалось выветрить с берегов Северного Донца. Об этом можно судить опять же по выборам 2010 г. За русоедку Тимошенко голосовали 6,5% в Донецкой и 7,7 в Луганской областях. Понятно, что это не означает, что в Донецке все мечтают объединиться с Россией и в глубине души болеют за московский «Спартак», но и о ненависти к России, и о духовном и культурном отделении от большого русского мира речь пока (!) не идёт.

Реклама