https://i1.wp.com/vbloknot.com/uploads/posts/2016-09/1473928748_goroshko4.jpg

«ДОРОГА НА ВОЙНУ»

— 5 ноября 2014 года.

Поезд «Москва — Грозный» везет меня на Донбасс. А если точнее, то еду я до Каменск-Шахтинска. Там мне нужно будет выйти и местным автобусом добраться до Донецка. Нашего, российского Донецка, что расположен близ границы с бывшей Украиной, и о существовании которого я даже не подозревал… Пока не началась война.

А сейчас я ехал в поезде, в полупустом, плацкартном вагоне и смотря, как в окне догорает закат и мелькают наши березки, еще раз прокручивал в голове, что мне нужно будет сделать по приезду утром в Каменск — Шахтинск? Проверил еще раз номер телефона человека, которому надо будет позвонить, когда выйду на перрон. Этот номер, мне дал еще в Москве «Хрусталик», он же Миша Полынков.

— Просто так не звони. Говори кратко и по делу. Никаких имен. Спросишь по этому номеру «Механика». Вот адрес, по которому он тебя будет ждать в Донецке. Скажешь, что от меня. Он в курсе.

-А что это за адрес?

— Это база «Призрака». Место сбора добровольцев, перед отправкой через границу.

— Понял тебя. Спасибо за инфу и за помощь, Миш.

— Не за что Юр. Ты главное возвращайся от туда живым.

— Я буду стараться, брат.

Мои воспоминания и размышления, прерывает человек, средних лет, с бородой…Он кладет аккуратно на соседнее, спальное место, что на против меня свой коврик. Садится на него и начинает молится в сторону заката, которым я только что любовался в окне.

— «Аллааааа….Акбар!». Человек падает лицом в низ и гладит свою бороду….»Аллааааа…..Акбар!», следует еще один поклон. За ним еще и еще. И так в течении примерно пяти минут, пока солнце окончательно не скроется за горизонтом.

Потом он встанет, свернет так же аккуратно свой коврик, скажет мне — «извините», и удалится в свое соседнее купе.

Тогда, в начале ноября 2014 года, я не придам особого значения этому случаю в моей жизни. О нем и об этом человеке я вспомню уже гораздо позже, в феврале 2015, когда наш «Призрак» будет штурмовать Дебальцево…

— утро 6 ноября 2014 года.

Мой поезд прибывает на станцию Каменская. Стоянка 2 минуты. Проводница открывает дверь. Я с ней прощаюсь и вдыхая, свежий, утренний, морозный воздух, выхожу на перрон. Теперь мне надо найти тот самый автобус, что отвезет меня в Донецк и позвонить человеку, который переправит меня через границу.

Нахожу стоянку автобуса. Подхожу к водителю.

— Командир, ты до Донецка едешь?

— Ага, до него самого.

— А когда оправление?

— Через полчаса.

Значит у меня еще есть время перекусить и подзарядить телефон, который вот-вот сдохнет. А мне связь сейчас нужна, как воздух. Захожу в привокзальное кафе. Перекусываю, заряжаю телефон. После чего звоню «Механику».

— Алло, это Механик?

— Да, он самый.

— Я от Хрусталика.

— Ты где сейчас? — слышу голос в трубке.

— На вокзале, в Каменск-Шахтинске.

— Адрес знаешь, куда ехать?

— Да, знаю.

— Тогда жду тебя. До встречи.

— До встречи.

Кладу трубку. Захожу в автобус.

— Сколько за проезд? — спрашиваю у водилы.

— 53 рубля.

— Ну и цены тут у вас… смешные.

— А ты откуда сам?

— Из Москвы.

— Ну, тогда понятно.

— Не подскажешь, где мне выйти, что бы попасть на этот адрес? (показываю ему бумажку с адресом)

— Это за городом. Доедешь со мной до конечной. Там выйдешь. Увидишь таксистов. Они отвезут.

— Понял. Спасибо.

Я сажусь на заднее сиденье автобуса и, пока мы едем, наблюдаю местные пейзажи и ландшафт за окном. Благо погода хорошая, светит солнце. В автобусе еще несколько человек. По виду явно местные.

Через полчаса пути, я уже в Донецке.

Прощаюсь с водителем. Выхожу. Не далеко от остановки, метрах в двадцати, стоит несколько легковых машин, с курящими мужиками возле них. Явно местные таксисты. Подхожу к ним.

— Мужики, мне надо вот по этому адресу. Показываю адрес.

— 150 рублей.

— Не вопрос.

— Тогда поехали.

Кидаю свою армейскую сумку в багажник, к одному из них. Сажусь и едем.

По дороге общаемся, о том о сем.

— Ты, наверное, за бугор собираешься, на ту сторону? — спрашивает меня таксист. Мужчина лет шестидесяти.

— Ну, допустим. А что?

— Да, ты не удивляйся. Просто ты уже не первый, кого я везу по этому адресу. Доброволец что ли?

— Ага. Он самый.

Через 10 минут мы въезжаем на территорию какой-то промзоны. Такси останавливается у одного из зданий. Мы выходим из машины.

— Вон, видишь. Над дверями, висит флаг Новороссии. Тебе туда,- говорит таксист.

— Спасибо отец. Отдаю ему деньги.

— Удачи тебе парень. Возвращайся живым.

— Спасибо. Я буду стараться.

Таксист садится в машину и дает по газам. Я кидаю сумку на землю и несколько минут смотрю на флаг. Мой первый флаг Новороссии, который я увидел вживую, а не с экранов страны по телевизору. Впереди у меня будет еще много таких флагов. В том числе и на рукаве, в виде шеврона… Но этот, в Донецке, на базе «Призрака», будет первым!!!

«ПЕРЕХОД ГРАНИЦЫ»

— утро 6 ноября 2014 года.

Яркое, осеннее солнце заливает светом промзону, где расположена база «Призрака» и куда я только что приехал.

Я кидаю сумку на землю и несколько минут смотрю на флаг Новороссии, расположенный над входом в здание.

 — Парень, ты к нам? На крыльце появляется мужчина в камуфляжной форме.

— Да. Мне нужен «Механик».

— Я «Механик».

Подхожу, протягиваю руку. Здороваемся.

— Это я вам звонил. Меня зовут Юрий. Я от «Хрусталика».

— Сам откуда?

— Из Москвы.

— Ясно. Ну, проходи. Поговорим.

Мы оба заходим внутрь. В небольшой комнате, за компьютером сидит еще один мужчина. Здороваюсь и с ним.

— «Давай документы свои», говорит Механик.

Протягиваю ему паспорт и свой военник.

— Скажите, а сколько примерно ждать? — обращаюсь к нему.

— Ждать чего?

— Я имею ввиду, когда мы границу будем переходить? Сколько по времени я у вас тут пробуду?

— Пока не могу точно тебе сказать. Должны еще люди подъехать. Как группа соберется, сразу стартуем. Скорее всего, ночью. Ты пока в соседней комнате подожди. Там чай, кофе, телевизор есть. Располагайся пока.

— Ясно.

Беру свою сумку и перемещаюсь в соседнюю комнату. Там девушка с ребенком смотрят телевизор. Здороваюсь с ней.

— «Вы есть хотите?»,- спрашивает она меня.

— Да пока нет. Если только чай.

Она ставит чайник. По телевизору показывают новости. Опять Украину, Донбасс, и как очередная колонна наших белых «Камазов» с гуманитаркой, пересекает границу в Изварино.

— Вы сами тут давно? — спрашиваю ее.

— Второй день. Мы с Краснодона.

— Ну, и как там сейчас?

— Сейчас поспокойнее, а вот летом было страшно.

— А почему вы одна тут, с ребенком. Папа ваш, наверное, в ополчении воюет, да?

— Нет, папа нас бросил.

— В каком смысле бросил?

— В прямом. Он сейчас в России. Точно даже не знаю где? Связи с ним нет.

Я сижу и осмысливаю то, что сейчас услышал.

 — Как же вы теперь одна, да с ребенком? Родственники есть у вас?

— Да, есть. Тут вот, в Донецке, — отвечает она. Но они пока не готовы нас принять. Вот сидим, ждем, когда нас куда-нибудь с дочкой распределят. Нам уже все равно. Главное подальше от войны.

Примерно после обеда появляется еще один парень. Тоже доброволец. Знакомимся с ним.

— Андрей. Позывной Корж.

— Юрий. Тавр. Сам откуда?

— С Украины. Николаевская область.

— Ни хрена себе. А сюда какими путями?

— Элементарно. Через Крым. А ты откуда?

— А я из Москвы. Похоже, вместе будем границу переходить. Может еще кто подтянется?

— Видимо да, отвечает Корж. Открывает свою сумку и начинает переодеваться в привезенную с собой «Горку».

— Где брал, — спрашиваю у него.

— В Симферополе.

В комнату заглядывает Механик.

— Ну, как вы тут?

— Да нормально. Когда выдвигаться будем?

— Ночью, отвечает он.

— Ясно.

Вечером появляется еще один доброволец. Мы с Коржом здороваемся с ним, знакомимся.

— Дима. Позывной будет — Димсон.

— Сам откуда?, спрашиваем его.

— Со Ставрополя.

Сидим уже все вместе с Коржом и Димсоном, общаемся. Пьем чай, кофе. Каждый конечно рассказывает свою историю, как он добирался сюда и почему решил ехать?

Пока общались, наступил уже глубокий вечер. Примерно часов в десять, на территорию базы заезжает пустой армейский «Камаз», с группой бойцов в камуфляжах. На шевронах у всех — «Призрак».

Загружаем «Камаз», вместе с ними, продуктами — сахар, макароны, рис, гречка, тушенка, сгущенка и т.д. После чего подходит к нам Механик.

— Парни, короче так. Свои сумки кидайте в кузов. Сами со мной в Джип. На той стороне уже, сумки заберете.

Все ясно. Закидываем сумки в «Камаз» и садимся в Джип. С нами садится еще один человек, как я потом понял — проводник. Едем минут 15-20. Механик останавливает на обочине какой-то дороги. Мы выходим.

Проводник (будем называть его так) в двух словах объясняет, что да как?

— Идем тихо, за мной. Между собой не разговариваем. Слышимость здесь хорошая. Не отстаем. Все понятно?

— А идти долго?

— Нет, не очень. Еще вопросы есть?

— Нет.

— Тогда пошли.

Представьте себе тихую, ноябрьскую ночь. Тишина такая, что можно оглохнуть. Над головой чистое небо, звезды…и луна. Я никогда не видел такой яркой луны. Кажется, что она светит специально в тебя на зло, как прожектор. Мы идем через какое-то поле. Судя по всему, еще недавно кукурузное. Под ногами мешаются срезанные стебли. Идем молча. Ощущение такое, что ты, как минимум, пересекаешь Мексиканскую границу в районе штата Аризона. Еще не много и в овраге завоют кайоты.

Шли мы и правда недолго. Но эта картинка и впечатления, остались у меня в памяти на всю жизнь. Впрочем, как и многие другие вещи, связанные с Донбассом.

И вот, мы, наконец-то, выходим на бетонную дорогу.

— Все парни, тут уже можно разговаривать и даже курить, — говорит проводник. Мы почти уже на месте. Осталось только еще чуть в горку подняться.

Минут десять поднимаемся. Проходим мимо знака — «Государственная граница республики Новороссия». Проходим еще метров триста. Перед нами появляется Блок-пост. Парни в камуфляжах и с автоматами наперевес, улыбаются, здороваются с проводником и с нами. Стоим с ними, курим, общаемся. Я, если честно, уже не помню о чем, потому что тогда, адреналин просто зашкаливал. Еще минут через пятнадцать подъезжает наш «Камаз», с ним еще один.

— Кто полезет в кузов, а кто в кабину? — спрашивает у нас водитель.

— Давай я в кузов, — говорю ему.

— Дело твое. Только смотри там, не замерзни. Ехать будем с ветерком.

— Да я не мерзляк вроде. Не впервой в армейских «Камазах» ездить.

— Ну, тогда по машинам, парни.

Отбрасываю тент и забираюсь в кузов, который забит почти под завязку, какими-то мешками и коробками. Кладу себе свою сумку под зад, что бы мягче было. Со мной лезут еще три бойца. У одного РПК, у двух других АК-74. Я в своем пуховике и джинсах, среди них, без оружия, кажусь просто белой вороной. «Камазы» заводятся, рычат. Мы трогаемся с места и едем.

— Парни, а ехать долго? — спрашиваю у них

— А это, как повезет? Если без приключений, то часа за два доберемся, — говорит мне один из бойцов с позывным Бегемот.

Бегемот и правда похож на бегемота. Большой такой, здоровый и веселый парень, лет тридцати.

— А что, могут быть приключения? — спрашиваю у него.

— Тут все может быть, — улыбаясь, отвечает мне Бегемот, передергивая при этом затвор своего РПК и ставя его на предохранитель.

— Ну, здравствуй что ли — Новороссия! — говорю я вслух сам себе.

Парни смеются. «Камазы» рычат, пылят и несутся так, что я чувствую себя с ними одним целым. Скованным одной цепью. Связанным одной целью!

Вокруг сплошная темнота. Темно даже там, где проезжаем населенные пункты.Из освещения только звезды и луна. Примерно через час пути, я понял, что начинаю замерзать. Вернее мерзнут ноги, потому как ими я упираюсь прямо в борт кузова. Начинаю их не много растирать руками, что бы разогреть.

— Что брат, замерзаешь? — спрашивает Бегемот.

— Да не то что бы очень, но да, — отвечаю ему.

Бегемот снимает с себя свой бушлат и отдает мне.

— На вот, прикрой им ноги.

— А как же ты?

— А я себе сейчас другой найду, — подмигивает он мне. И разворачивается к мешкам, которые у нас за спиной. В одном из них, он находит и вытаскивает новенький, армейский бушлат. Натягивает на себя.

— О, кажись, мой размерчик. Ну ка, а че у нас там в коробках?

Через пару секунд, на голове у Бегемота уже красуется новая, армейская каска.

— Вот это я понимаю, гуманитарка, — ржут пацаны. Один из бойцов тоже лезет в коробку, за другой каской.

— На, Тавр, держи. Привыкай потихоньку.

Через пару минут мы уже все четверо сидим в этих касках и смеемся, слушая очередную байку Бегемота из его жизни.

Мы летим в Алчевск. Через Краснодон и Луганск. Летим по дорогам войны. Той войны, что свяжет нас, а некоторых искалечит на всегда. Войны, с которой живыми мы вернемся не все…

Advertisements