Метки

10463.jpg

«Дорогие друзья. Вот и наступил долгожданный 2015 год. Почему долгожданный, а потому что 2014-й выдался для всех нас очень-очень тяжёлым. 2015 год, я надеюсь, не будет таким мрачным и горестным. Мы все с вами надеемся на то, что наступит долгожданный мир, что наконец-то мы сумеем воплотить свои мечты в реальную жизнь, мы наконец-то заживём спокойной нормальной человеческой жизнью»[1], — это новогоднее поздравление Александр Беднов («Бэтмен») записал 31 декабря. Увы, ему самому уже не суждено было увидеть наступивший год. Через считанные часы после записи подполковник Беднов был убит вместе с пятерыми своими бойцами. Убит не в бою, не вражескими диверсантами, а «своими» — т.н. «спецслужбами» ЛНР, действовавшими по указанию главы республики Игоря Плотницкого. Позже в своём официальном релизе прокуратура объявит, будто бы «Бэтмен» оказал сопротивление при задержании и поэтому был «ликвидирован». Версия эта, однако, не выдерживает критики, ибо машина, в которой ехал полковник, была просто сожжена из огнемётов, попав в устроенную на дороге по всем правилам засаду. У находившихся в автомобиле людей не было шанса не то что оказать сопротивление, но даже покинуть его. Вот, что говорит о случившемся один из ближайших соратников погибшего командира ополченец «Пластун»: «Это было подлое убийство. Это было убийство в спину. Это был не арест, не задержание, это был просто тупой расстрел. Ребят просто уничтожили, сожгли, чтобы даже следа от них не осталось. Но просчитались. Они думали, что батальон со смертью командира прекратит своё существование, но батальон не только не рассыпался, он сплотился, объединился, и, более того, вокруг батальона объединились многие другие люди»[2].


Убийством «в худших традициях «разборок» бандгрупп 90-х» назвал совершённое преступление бывший министр обороны ДНР Игорь Стрелков: «Одно могу сказать: какими бы мотивами не прикрывалось данное УБИЙСТВО, даже если Сан Саныч и шесть его бойцов были демонами во плоти, истреблять их так, как было проделано – не имеет ни малейшего признака ни законности (даже чрезвычайной), ни элементарной человеческой порядочности. Если «Бэтмен» заслуживал ареста и даже казни, это надо было проделывать не путем БАНДИТСКОЙ ЗАСАДЫ (даже если организаторы данной засады назовут ее спецоперацией)».

Само собой, убийцы приложили немало усилий, чтобы очернить память своих жертв, приписывая им всевозможные преступления. Однако, мало кто поверил грошовым наветам предателей на убитых героев.

«Ополчение Донбасса потеряло одного из своих лучших полевых командиров, — писал на другой день после убийства ополченец Александр Жучковский. – Беднов был абсолютно идейным человеком и не собирался встраиваться в «вертикаль власти» ЛНР, которая противоречит идее Новороссии.

О том, что Бэтмен со своими людьми мог стать жертвой украинской ДРГ, речи не идет. Мы имеем дело именно с устранением принципиального независимого командира, мешавшего властям ЛНР. Случившиеся сегодня – это преступление против всего ополчения, против Новороссии.

Я не часто пересекался с Александром Бедновым, но помню как доброго человека и вместе с тем как решительного, жесткого командира. Между нами даже был конфликт. В июле я забрал из его подразделения троих ребят в Славянск (они сами попросились), и их там ранило в первый же день прибытия. При встрече Бэтмен на меня накричал и обещал расстрелять, если еще попробую кого-то у него увести. Позже конфликт был исчерпан, а мы неоднократно оказывали Бэтмену помощь снаряжением и обмундированием.

ГБР «Бэтмен» – одно из самых сильных и боеспособных подразделений ЛНР, там служит много российских добровольцев, в том числе петербуржцев. Ликвидация ГБР, которая происходит на наших глазах, — это большой удар по боеспособности вооруженных сил Новороссии.

Мне очень больно от того, что происходит в ЛНР. Больно оттого, что настоящий боевой командир со своими верными товарищами пал не на поле боя с противником, а от подлой засады, устроенной «своими»».

А, вот, свидетельство журналиста Андрея Гусельникова: «Я провел в Донбассе почти два месяца, из них половину времени — в Луганске. О командире ополчения Бэтмене я слышал от множества людей, и всегда — только самые лучшие отзывы. С ним самим мне довелось пообщаться однажды — мы разговаривали несколько часов, и он мне показался умным, мудрым, но главное — очень правильным, порядочным человеком. Командир, который выстроил всю систему подготовки так, чтобы его бойцы в любых обстоятельствах оставались целыми, не может не заслуживать уважения. В том, что он мог кого-то задерживать и содержать под стражей, в чем сегодня его обвиняют, нет никаких сомнений: в Донбассе это делали все полевые командиры — по законам военного времени (особенно до выборов и создания официальных правоохранительных органов). В то, что Бэтмен пытал невинных людей, не поверю: не думаю, что я настолько плохо разбираюсь в людях. Уверен, что мое мнение разделяют многие: это был один из лучших командиров Новороссии. Поэтому новость о его устранении стала для меня шоком».

«После получения из Луганска подтверждения убийства Бэтмена нахлынули воспоминания, — вспоминает командир отряда сербских четников «Йован Шевич» Братислав Живкович. – Александр Бэтмен был со мной на рекогносцировке, распорядился, чтобы по моему приказу вырыли новые траншеи и подготовили позиции. Он был рядом, когда для моих четников были нужны сигареты, этот вечный дефицит на всех фронтах. Был рядом когда мы уезжали, чтобы попрощаться со мной и взять из нашего Отряда к себе доктора Анну. Навсегда в моей памяти останутся этот герой и его решительные слова, которые он сказал мне в момент кризиса в Луганске. Ожидалось, что город может пасть в любой момент. Я завершал обучение своих бойцов использованию российского ручного гранатомета, мы ждали приказа на последнюю оборону города. Пришел Александр с сопровождающим и в беседе спросил его куда он отправится когда город падет? «Никуда, брат, будем сражаться до смерти», — ответил он совершенно спокойно. Вот таким был Александр Бэтмен».

беднов2.jpg
Александр Беднов с отцом

Александр Александрович Беднов родился 29 августа 1969 года в семье военного. Отец будущего командира ГБР был родом из Харькова, мать – из Полтавы. Проходя срочную службу в рядах советской армии, Александр Александрович участвовал в локальных вооружённых конфликтах на территориях советских республик – Армении, Абхазии, Грузии. В 90-м году поступил на службу в милицию, откуда уволился по состоянию здоровья в 2006 году, после чего работал начальником службы безопасности в коммерческих структурах.

Уже в конце 2013 года отставному капитану милиции Беднову стало ясно, к чему ведёт майданное беснование: «Я очень болезненно переживал то, что происходило в Киеве в октябре-декабре. Все эти события — Майдан, государственный переворот -естественно не могли пройти мимо меня, потому что я сам по себе человек законопослушный и видел, что за беззаконие творится в столице. Я смотрел, что вытворяют так называемые мирные демонстранты, они же «дети», с сотрудниками милиции: их там избивали, сжигали заживо. Такое в любой стране мира называется тягчайшим преступлением.

Все то, что творилось тогда, ни в какие рамки не вписывалось. И все это подавалось под соусом жесточайшей русофобии, расовой ненависти, фашизма, нацизма, превосходства украинской нации над всеми остальными» [3].

В марте 2014 года «ударовцы» братья Серпокрыловы устроили стрельбу прямо в центре Луганска у здания обладминистрации. Стреляли в мирно протестовавших активистов «Молодой гвардии», одной из первых организаций, созданных сторонниками референдума.

«У них была палатка, как на Майдане в Киеве, — рассказывал Александр Александрович. — «Ударовцам» это не понравилось, и они пришли к этой палатке: одетые в бронежилеты, наколенники, налокотники, вооружённые травматическим оружием. И попытались разогнать «молодогвардейцев» с помощью пистолетов. И активные луганчане начали обзванивать друг друга, быстро собрались и прогнали эту толпу беснующихся фашистов.

Милиция их сначала задержала, а потом отпустила. Несмотря на то, что несколько ребят из «Молодой гвардии» были ранены. Я прочитал в интернете, что происходит, сорвался и тоже приехал на площадь. Тогдашние руководители области чуть ли не руки целовали ребятам, которые съехались со всего города, встали на защиту и разогнали всю эту нечисть. Но на следующий день нам сказали, что никакая оборона здания обладминистрации не нужна. Тогда нам стало понятно, что произошёл сговор элит.

Власти предали народ окончательно. Что нам оставалось? Мы плюнули на власть предержащих и решили добиваться правды посредством протестных выступлений. 6 апреля произошёл захват здания СБУ, а потом «великое сидение». Я тогда в СБУ не «сидел», а примкнул к движению Алексея Мозгового «Народное ополчение Луганщины».

Он на тот момент считался наиболее прогрессивным и активным деятелем сопротивления нацизму и фашизму. Когда мы увидели, что потихоньку, на мягких лапках украинские войска подбираются к Луганску, я со своими друзьями сформировал военное подразделение для защиты своей земли»[4].

Жена Беднова, Ирина, сперва была недовольна участием мужа в протестных акциях, переживая за него, хотя разделяла его позицию. Однако, когда начались обстрелы города, у нее, по свидетельству Александра Александровича, «уже сформировалось четкое убеждение, что нужно бороться, не сидеть на месте, иначе нас уничтожат».

Гражданская война набирала обороты, её лезвие не миновало даже семью самого Беднова. «Когда у нас в марте начались протестные выступления, я очень сильно разругался со своей тетей — родной сестрой мамы, — вспоминал он. — Она 30 лет прожила в Германии и пыталась меня убедить, что все мы здесь — сепаратисты и негодяи. Мы долго переписывались, я просил ее: приведите хотя бы один взвешенный аргумент — не смогла. Повторяла только: Россия, Россия, Россия. Уже полгода идут военные действия — до сих пор никто не может найти здесь российских войск — ну хоть ты тресни! У меня здесь были корреспонденты двух французских изданий, были журналисты из Times, российских каналов не счесть — я не ограничивал их в общении с людьми: пожалуйста, ходите, смотрите, разговаривайте. Российские граждане есть, их много, но это добровольцы-ополченцы, большинство из которых вообще не были военными»[5]

Сестра же Александра Александровича, Алла, напротив, вступила в ополчение следом за братом.

беднов3.jpg
Александр Беднов с матерью и сестрой

Ставшая впоследствии легендарной Группа Быстрого Реагирования (ГБР) «Бэтмен» начиналась с отряда в 12 человек. «Как создать с нуля подразделение ополчения, никто меня не учил — учился сам, на ходу: собрал вокруг себя людей, организовали учебу, поставки питания, обмундирования, оружия, боеприпасов, — рассказывал Беднов. — Никаких инструкторов-советников рядом не было. Начинали я и 12 человек, у нас было 2 «Сайги» (один из карабинов — мой), 6 автоматов, один пулемет. Граната была одна на всех. Каждой пачке патронов, которая была добыта в бою, или товарищи поделились, мы не то что радовались — были счастливы! Первый гранатомет появился только через месяц. По сути, с автоматами шли против танков — ничего, выжили, победили, набрались опыта. Хотя у них была мощная поддержка — и танки, и БМП, и БТРы, а у нас изначально ничего не было.

Горжусь тем, что первую тяжелую технику, которая была поставлена на вооружение нашей молодой республики, нашли мы — откопали на одном заводе машины ПТС-2 (мы с ними даже попали в Википедию!). Это амфибии, расшифровывается как «плавающая транспортная система» — КАМАЗы может перевозить! Двигатель от торпедного катера, жрет 220 литров солярки на 100 км: зверь-машина! Первую поставили на ход за шесть часов — все тогда, конечно, обалдели. А всего из 34 машин мы собрали 12. Две отправили в Лисичанск, одну — в Счастье. В Станице Луганской одна до сих пор стоит.

Все время активных военных действий ГБР «Бэтмен» постоянно была на передовой. Упрекнуть меня и моих бойцов, что мы где-то отсиживались, не посмеет никто. Самый разгар боев за Луганск, когда он был в осаде, 50% протяженности фронта вокруг города — это были бойцы моего подразделения: держали оборону на трех участках. Бывало, когда просили бойцов на другие участки, а у меня их уже не хватало, я отвечал: ну сколько можно, у меня же не бесконечное подразделение! Но люди к нам шли — комплектация происходила постоянно»[6].

Боевые действия ГБР вела в окрестностях Луганска (северный фронт, в районе Металлиста и Станицы Луганской, а так же на юге). Кроме того её силами была проведена зачисткп от сил противника населенных пунктов Георгиевка, Коммунист и Вергунки. В сентябре в районе Бахмутки бойцы «Бэтмена» полностью разгромили карателей, включая колонну «Айдара».

Александр Александрович нередко разговаривал с пленными, пытаясь достучаться до их затуманенного пропагандой сознания. Иногда это удавалось. Так, например, вспоминал Беднов о разговоре со сдавшимся в плен «правосеком» из Львовской области: «Он говорил о том, что, в общем-то, многие идеи «Правого сектора» в какой-то степени созвучны нашим идеям (хотя понятно, что западная культура сильно отличается от славянской). А именно, благоустройство страны и освобождение от олигархата, отрицание так называемых гендерных западных ценностей, когда однополые браки и всякие другие извращения признаются вполне нормальными. Когда мы с ним беседовали, он говорил: «Я не вижу смысла дальше с вами воевать, потому что я увидел, что вы воюете не против кого-то, а за своё. За свою землю, за свои семьи, за свои идеи. За право выбора и свои свободу и независимость». Он нам сказал, что на нашем месте поступил бы точно так же. Разница между нами и украинской властью — в том, что мы не навязываем никому свои ценности и своё видение мира. Мы допускаем, что все люди разные».

По мнению «Бэтмена» украинские власти нарочно отправляют на убой своих солдат, дабы не иметь взрывоопасного контингента, всегда грозящего новым майданом, внутри страны: «По большому счёту, всех, кто был на Майдане, использовали денежные мешки, совершили с их помощью переворот. А теперь зачем олигархам все эти активные граждане? Они могут точно так же и против них выступить. Поэтому олигархи и придумали эту войну, мифические российские войска, мифических террористов и отправили молодых пацанов на бойню»[7].

Рассуждая о дальнейших перспективах войны Беднов отмечал, что в покое Донбасс не оставят ещё долго: «И дело здесь не в кусочке маленькой территории. Это борьба мировоззрений — западной и восточной славянской культуры. Не хочу делать громких заявлений, что идёт борьба добра и зла. Но мы сражаемся за свою правду, за наш образ жизни, за ценности, которые мы впитали на генном уровне. На территории ЛНР и ДНР в очередной раз схлестнулись два мира. Поэтому в покое нас не оставят. Украинские власти будут гнать на убой всё больше и больше людей, пока у них не иссякнет людской ресурс»[8]

Кредо самого «Бэтмена» было «прежде всего беречь людей». «Я как командир беру на себя ответственность  за каждого своего бойца, я считаю, что люди, которые с оружием в руках защищают свою землю, должны быть ограждены от всех бытовых проблем, а командиры  должны обеспечить людям нормальные условия, — говорил он. – Для меня каждый боец – это личность со своим внутренним миром, со своими заботами и мировоззрением. Это не пушечное мясо, не винтик в огромном организме, это, прежде всего, человек и от этого я отталкиваюсь всегда»[9].

«Глупыми понтами «шашки наголо — и на танки» я не страдал никогда. Бойцы, которые 5 месяцев воевали без копейки, без какой-либо материальной мотивации — это золотой фонд нашего русского мира. Многие приехали сюда чисто из идейных соображений и клали на алтарь нашей свободы и независимости свои жизни и здоровье, как бы пафосно это ни звучало. У меня есть ребята, которые дома писали завещание, утрясали все финансовые вопросы, выплачивали долги по кредитам и приезжали сюда. Представьте: человек ехал и готов был умереть — просто потому, что он русский человек, потому что он осознавал, что здесь, в Новороссии, он защищает не только нашу, Луганскую землю, а всю русскую землю. Это бесценные люди — даже золото тускнеет по сравнению с ними. Поэтому я выстроил систему так, чтобы как можно больше дать людям знаний, навыков, экипировки, оружия — чтобы только они остались целыми! За все время боевых действий у меня погибло четыре человека, раненых — около двух десятков»[10]. «Он выстроил систему так, чтобы его бойцы оставались целыми», — свидетельствует Андрей Гусельников.

Алла Беднова рассказывает, что когда хоронили бойцов ГБР, на её брата было страшно смотреть. Казалось, что с каждым из них умирает его частица, и он с трудом сдерживал слёзы. Александр Александрович отслеживал судьбу каждого раненого бойца, не было случая, чтобы он не справился о них. И им, и их семьям «Бэтмен» старался помочь, чем мог, не делая различий между командирами и рядовыми, между собственными родными и сторонними людьми. По свидетельству сестры, для посторонних он делал, пожалуй, куда больше, чем для родных. Сама Алла служила по контракту, и помощь ей была оказана лишь раз, когда осенью скончался её муж. ГБР взяло на себя организацию похорон, ибо у самой Бедновой в тот момент оставалось лишь три гривны. Жена же Александра Александровича Ирина работала в госпитале наравне со всеми.

На каких же базовых принципах строилась ГБР «Бэтмен»? «Я всем сразу рассказываю о войне без прикрас, объясняю, что боевая романтика есть только в кинофильмах, — рассказывал Беднов. – Я всегда даю людям время подумать, прежде чем вступить в наши ряды, потому, что участие в боевых действиях это сам по себе очень ответственный и важный шаг в жизни каждого человека, и он должен сам решить, а готов ли пойти на такую жертву.  Я всегда говорю людям, лучше вы скажите свое твердое «нет», чем жиденькое «да», а потом бросите оружие и дезертируете с поля боя, и ваши товарищи останутся без прикрытия. Были такие люди, которые после нашей беседы говорили «нет», и мы их не осуждаем, это их выбор.

У меня свой принцип комплектования. Ко мне приходят по рекомендации тех людей, которых я знаю лично, либо тех бойцов, что служат в группе. У нас в  ГБР за какой либо проступок несет ответственность не только человек его совершивший, но и тот, кто его привел.

Кроме того с каждым прибывающим бойцом я провожу предварительную беседу, в которой рассказываю о наших порядках. У меня залетов в подразделении не бывает, ведь каждый первый случай может стать последним. Если есть где-то хоть один шажок в сторону от принятых правил, то человек безжалостно изгоняется. Ведь сама принадлежность к ГБР – это уже своего рода принадлежность к элитному подразделению и носить значок с летучей мышкой – это большая честь, а ее нужно добиться.

Все мои бойцы заинтересованы в том, чтобы избавиться от человека недостойного. Я всегда говорю людям, что своими позорными действиями нечистоплотный боец запятнает нас всех, и нам потом придется отмываться от этого пятна. Так что «крыс» прогоняли, конечно, сразу» [11].

«У нас сухой закон и жесткая дисциплина, но не палочная, не армейская муштра, а дисциплина, основанная на взаимном уважении. Один из основных принципов в подразделении: «Не подводи своих друзей и командиров». Ребята приходят с различным уровнем подготовки: кто-то хороший сапер, кто-то снайпер, кто-то — пулеметчик. И я всегда говорю: делитесь своими знаниями друг с другом, подтягивайте товарищей к своему уровню, и тогда вы будете уверены в своем боевом товарище, как в самом себе. Все это внедрялось по наитию, хотя я, конечно, читал специальную литературу, общался с другими командирами»[12].

«Взаимное уважение – вот основа моей дисциплины. Оно у нас в подразделение проявляется от рядового бойца до командира и наоборот. На страхе и запугивании, на идиотских приказах, например, «строить забор отсюда и  до понедельника», на этом ничего не построишь. Если отношения и подчинение основывается на отрицательной мотивации, то ничего хорошего из этого не выйдет: люди просто перестанут тебя защищать, они развернутся и уйдут, ведь зачем им такие командиры и такая война. Вся наша дисциплина поддерживается на уважении и человеческом отношении и так везде должно быть»[13].

ГБР – подразделение многопрофильное. Среди прочего ему приходилось заниматься правоохранительной деятельностью. «Когда была самая активная, горячая фаза боевых действий, тогда правоохранительная система не работала вообще, — рассказывал Беднов, — а порядок в тылу в городе должен был соблюдаться. И поскольку мне это близко, мы взвалили на себя эти обязанности и люди начали  к нам обращаться за помощью.

Чаще всего это было бытовое пьянство, хулиганство, дебоши. Были, конечно, и факты мародерства, кражи. Нами были задержаны несколько человек за убийства, они арестованы и ожидают суда. Предварительные материалы по ним собраны и задокументированы как положено.

А пьяницы и семейные хулиганы-дебоширы попадали и попадают к нам на перевоспитание. Штрафов мы никогда ни с кого не брали, люди искупали свои грехи, например, рытьем окопов. Здесь эти пьяницы работают, и удивительные вещи происходили — несколько человек излечились! А один из задержанных, после отбытия здесь 10 суток, даже обратился с просьбой оставить его у нас, чтобы он снова не спился.  Как оказалось, у человека золотые руки, мы его определили в нашу ремонтную мастерскую, он оказался отличным оружейником»[14].

Кроме этого ГБР оказывала гуманитарную помощь населению, а в разгар самых ожесточённых боёв, когда «скорые» работали с большими перебоями – и помощь медицинскую. Семьи бойцов имели право на еженедельное получение продовольственного пайка со склада подразделения.

За минувший год в ГБР было сыграно девять свадеб, что очень радовало командира, считавшего союзы, заключённые в таких экстремальных условиях, наиболее долговечными. Беднов охотно соглашался быть свидетелем на свадьбах своих подчинённых. Последний раз в этой роли ему довелось выступить незадолго до гибели – 27 декабря. Свидетельницей же на той свадьбе была его сестра Алла. Думая, что брат приедет в форме, она также не стала менять камуфляж на подобающий случаю наряд. А «Бэтмен» появился в штатском костюме – элегантный, как герой какого-нибудь западного фильма… «Что ж ты не предупредил!», — шутливо упрекнула его сестра. Также на празднике присутствовали мать и жена Александра Александровича. День выдался безоблачным и счастливым для всех.

Начиная с осени 2014 года, Александр Беднов вступает на ниву общественно-политической деятельности в молодой республике. С 31 августа 2014 года он регулярно выпускал боевой листок «За Новороссию!», в начале октября организовал общественное движение «Фронт освобождения» и был избран его председателем. Однако, участвовать в выборах 2 ноября Беднову, который по некоторым оценкам имел немалый авторитет у народа, не позволили. Москва уже выбрала своего ставленника – Игоря Плотницкого, и партии «Бэтмена» было отказано в регистрации. Точно также в ДНР к выборам не допустили народного губернатора Донецка Павла Губарева, чья машина была обстреляна на пути в Донецк аккурат накануне предполагаемой регистрации, и лишь чудом Губарев остался жив.

К этому периоду относится нарастание конфликта между Бедновым и властями ЛНР. Как и другие «полевые командиры» и рядовые ополченцы, Александр Александрович категорически осудил минское перемирие, заявив, что «подписание минских соглашений спасло украинскую армию от полного уничтожения». Само собой, подобная фронда была не по нутру Плотницкому сотоварищи. Над ГБР нависла угроза расформирования, а над её командиром – ареста. О попытках ослабления линии фронта на отдельных участках и расправы над собой со стороны «самозваного министерства госбезопасности» Беднов после тщетных попыток разрешить сложившуюся ситуацию, не вынося сор из избы, рассказал в интервью каналу Кассад-ТВ[15].

Конфликт, однако же, как будто завершился благополучно – был найден компромисс. ГБР «Бэтмен» в полном составе, со всеми своими обычаями и традициями влилась в 4-ю отдельную бригаду вооружённых сил ЛНР, а Александр Беднов, получив звание подполковника, был назначен начальником штаба 4-й отдельной бригады, оставаясь при этом лидером ГБР.

Александр Александрович не был склонен к усугублению раздоров внутри республики. Совсем наоборот: он всегда призывал различные силы ЛНР к диалогу и активно участвовал в процессе приведения разрозненных воинских формирований к единой системе, к созданию на их основе регулярной армии, в необходимости которой был глубоко убеждён. Широко известно его обращение от 6 декабря 2014 года:

«Хочу обратиться к Вам, моим соотечественникам, моим землякам. К тем, кто не побоялся открыто выступить против беспредела, беззакония и мракобесия, которые насаждала киевская хунта. К тем, кто не только словами, но и поступками доказал, что мы никогда не примем идеологию нацизма и фашизма и никогда не станем на колени перед агрессором. Обращаюсь к людям, которые всему миру продемонстрировали, что такие слова, как достоинство и честь, свобода и равенство не пустой звук, а смысл нашей с вами жизни.

Я обращаюсь к своим братьям по оружию. К рядовым ополченцам и командирам. Казакам и добровольцам, народным дружинникам и бойцам местной самообороны. Ко всем тем, кто с оружием в руках отстоял независимость нашей Родины, проявив чудеса мужества и отваги. И когда враг, имея колоссальное преимущество в бронетехнике и артиллерии, живой силе и авиации думал, что победа близка и нет такой силы, которая бы смогла ему противостоять, вы не дрогнули, не сломались и выстояли. Сила духа, самоотверженность, ваша готовность пожертвовать самым ценным, что есть у каждого человека – Жизнью, поистине вызывает восхищение.

Я обращаюсь ко всем вам. Мы преодолели тяжёлый путь, путь войны, страданий и лишений. Много наших товарищей погибло. Погибли мирные люди, погибли дети. Часть наших соотечественников находятся на оккупированных территориях, взывая о помощи. В тяжелейших условиях войны, оккупации нам приходится строить новое, молодое государство с начала, практически с нуля и впереди нас ожидает колоссальный труд. Нам предстоит совершить невозможное и доказать всему миру, что наша молодая республика жизнеспособна, а для этого нам крайне необходимо, отбросив личные интересы и амбиции, объединиться, приложить максимум усилий, для утверждения и укрепления наших позиций на всех уровнях, военных, экономических и политических.

Для этого крайне важно утвердить и укрепить легитимную власть на местах, которая должна и будет действовать в интересах наших людей. Она должна быть прозрачна и понятна всем. Для этого нужно обеспечить участие в осуществлении властных полномочий представителей всех слоев и социальных групп нашего государства, таких как народное ополчение, казачество, рабочие, служащие, интеллигенция, людей которые, прежде всего, имеют в обществе непререкаемый авторитет и уважение, людей, которым доверяют.

Нам необходимо создать единую систему обороны страны, координирующую деятельность всех, без исключения, военизированных подразделений. Я имею в виду и регулярные армейские части, и отряды самообороны, и казачьи войска, и подразделения органов внутренних дел.

В моем понимании образ государства, в нынешней тяжелейшей обстановке войны, осады и оккупации, представляется в виде крепости, где основой, опорой и фундаментом выступает наш народ, система управления государством – это арматура, стены этого крепостного замка – вооруженные подразделения Республики а цементом в этом сооружении является идея. Идея свободы и независимости, которая всех нас объединяет.

Нам нужно укрепить этот замок, сделать его неприступным для врагов, а это мы сможем сделать лишь вместе, одним миром. Только когда мы вместе, мы сильны и непобедимы!

Это надо сделать не ради себя, а ради наших детей, ради будущего, ради нашей мечты, ради Новороссии!»

Казалось бы, почему именно человек, столь радевший о построении единого государства Новороссия, готовый к разумным компромиссам во имя общего дела, пал жертвой властей ЛНР? Уж не потому ли, что дело в реальности отнюдь не было общим, и московским ставленникам в Луганске и их кураторам Новороссия была не нужна? Да и не только Новороссия, но даже ЛНР, как государство. Во всяком случае, в том смысле, какое вкладывал в это понятие подполковник Беднов. «Государство должно работать в первую очередь на благосостояние простых обычных людей, — говорил он. — Не ради обогащения каких-то личностей, как это было в феодальной Украине, а именно чтобы все жили хорошо. Не чтобы все однозначно плохо, а чтобы все – хорошо. Чтобы люди были уверены в завтрашнем дне, чтобы люди знали, что правопорядок наводится железной рукой, что они спокойно могут выходит на улицу, что у них есть работа, достаточная высокооплачиваемая, чтобы поддерживать уровень жизни своей семьи на достаточно высоком уровне. А чиновник – на него всегда должны быть сдерживающие факторы, должна находиться управа, потому что чиновники которые допускают несправедливость к простым людям, должны нести суровейшую ответственность». Однако, новые власти ЛНР, по-видимому, имели обратные цели: им как раз вполне по душе был «феодализм», при котором можно обогащаться воровством гуманитарки и угля, и нет никаких сдерживающих факторов и ответственности. И принципиальный командир ГБР с его идеалами никак не вписывался в их систему.

_3zGVnPxI7k.jpg
Александр Беднов с женой Ириной

Незадолго до Нового года Александр Беднов стал крёстным отцом оставленного матерью в роддоме младенца, наречённого также Александром. ГБР взяло шефство над ставшим сыном полка малышом, а сам «Бэтмен» обещал быть для него духовным наставником и оберегать от всех бед, чтобы ребенок не чувствовал себя лишенным заботы родителей и рос полноценным гражданином молодой Луганской Народной Республики. К сожалению этому не суждено было сбыться…

В роковой день 1-го января Александр Александрович присутствовал на совещании в Луганске. Он не собирался никуда ехать, обещал детям сразу после совещания вернуться домой. Однако неожиданный вызов в Красный Луч нарушил эти планы. На пути туда «Бэтмена» уже ждала засада…

Жертвами предательской расправы вместе со своим командиром пали пятеро бойцов ГБР. Среди них ополченцы – Владимир («Бритва»), Андрей («Золотой»), Роман («Кот»).

Автогонщик «Бритва» был водителем «Бэтмена». В одном из боёв он получил тяжёлое ранение обеих ног и был вывезен на лечение в Россию. Оттуда, ещё прихрамывая и опираясь на трость, он возвратился два месяца спустя, в ноябре и снова встал в строй.

«Золотого», прозванного так за рыжую копну волос и такую же бороду, друзья вспоминают, как философа, любившего рассуждать о смысле жизни. Он увлекался белогвардейской романтикой и носил мундир в стиле «белый офицер на отдыхе», как определила его Алла Беднова. С Андреем они нередко мечтали, полушутя, полувсерьёз, как будут одеты на Параде Победы в Киеве.

Екатеринбуржец Роман Боричев служил в Кремлёвском полку в 1994–1996 гг. Потом хотел отправиться воевать в Чечню и даже подал рапорт, но мать не пустила его. Роман работал в службе охраны, имел жену и двоих детей. На Донбасс он уехал вместе с младшим братом Игнатом, ничего не сказав семье, чтобы не пугать. «Роман радикально отличался, поначалу всегда обращался на «вы», — вспоминает о нём луганчанка Виктория Биленчук. — Всегда отношение было уважительное, с почтением. Приятно было, что человек всегда был в хорошем настроении, когда ни спроси, как дела, всегда отвечал, что прекрасно, просто светился добротой и излучал позитив, беспокоился о своих коллегах»[16]. На вопрос о позывном Роман весело отвечал: «Я ж мартовский, потому и Кот, говорят, что похож, а еще у котов 9 жизней, а это в нынешней ситуации самое то!»

«Бэтмена убрали, потому что он шел против главы республики Плотницкого, против процессов воссоединения с Украиной, против того, что не нужно освобождать Станицу Луганскую, Счастье и все остальные города и поселки Луганщины», — это мнение, высказанное одним из соратников Беднова, разделяет, кажется, вся ГБР, а с нею большая часть ополчения и простых граждан, о чём свидетельствует множество комментариев в блогах и соцсетях, а также немалое количество посвящений памяти Александра Беднова. Наиболее известны среди них горькие строки Олега Русских:

По-тихому объявлена охота,

На тех кто выбивается из стада.

Предательство – обычная оплата,

Для всех неугомонных Дон Кихотов.

Погибнешь – фото поместят в музей.

А выживешь – объявят вне закона.

Куда страшнее пламени дракона.

Корысть и властолюбие друзей.

Ещё глядят глаза влюблённым взглядом,

А за спиной уже могилу роют.

Предательство – обычная награда,

Для ставших неудобными героев.

Не трусил ты, из боя не бежал,

Тобой победы выкован успех.

Вот только в час трофеев дележа,

Кто сделал больше – нужен меньше всех.

Но разглядеть сплетенья лжи и лести

Не дали шлема рыцарского шоры.

Как не давал забытый кодекс чести

С подонками вести переговоры.

Вот снова, как разменная монета,

Героя жизнь поставлена на кон.

И в это время оживает где-то

Казалось бы поверженный дракон.

Несмотря на обвинения в подготовке мятежа, бойцы ГБР не позволили спровоцировать себя на вооружённый конфликт с другими подразделениями ЛНР. На похоронах командира ополченец «Пластун» заявил: «Ни о каких переворотах речи не было. Просто убрали человека, который был действительно лидером, человека, который мог заменить то проворовавшееся правительство, тех беспринципных людей, которые сейчас стоят у власти.

Подразделение теперь будет называться не просто 2-м батальоном 4-й бригады. Это будет 2-й батальон ГБР «Бэтмен», и флаг будет нести любой из нас, кто будет стоять в строю.

Как бы нас ни преподносили, но люди этого города большей частью, и многие те, кто находится в России, знают на самом деле, что такое подразделение ГБР «Бэтмен». Они знают многих из нас, знают нашу принципиальность, нашу позицию, знают, на чём мы стояли, и с какими идеалами мы пришли сюда, и идём, продолжаем идти. То, что вложил в нас Саныч, оно останется с нами до конца нашей жизни. Да, здесь могила Беднова Александра Александровича, но «Бэтмен» жив в сердце каждого из нас. И всё, что он вложил в нас, оно будет с нами по жизни до конца»[17].

Соратники «Бэтмена» написали заявление в Следственный комитет РФ. Однако, что-то заставляет сомневаться, что оттуда будет дан сколь-либо удовлетворительный ответ. Даже учитывая тот факт, что двое из погибших с Бедновым бойцов были гражданами России.

Надо добавить, что провокации не окончились убийством. Было арестовано несколько бойцов ГБР, а через считанные дни после похорон Александра Беднова крест на его могиле был подожжён, подобно тому как поджигали кресты на могилах точно также заживо сожжённых одесских мучеников. Этим актом убийцы в очередной раз изобличили собственное естество.

Руководство ЛНР не обошло подлостью даже 78-летнюю мать «Бэтмена». После гибели сына она была лишена положенных ей, как вдове и матери участников боевых действий (этот статус был у Беднова ещё со времени срочной службы), выплат…

Сестра Александра Александровича, продолжающая служить в ополчении, так и не получила официального извещения о гибели брата, и о его похоронах узнала едва ли ни в последнюю очередь. На девятый день она поделилась своими воспоминаниями о нём: «Саша был, наверное, очень правильным человеком. По семье могу сказать, что он очень любил родителей, очень любил меня. Мы последнее время очень редко встречались, по причине того, что он всё время был занят. Но даже в те небольшие отрезки времени, когда мы с ним встречались, он всегда обнимал, всегда целовал, всегда говорил «Я люблю тебя, сестрёнка!» Мне кажется, если бы Саша был таким человеком, каким его сейчас хотят представить, то не пришло бы столько людей с ним прощаться, не было бы такого кортежа похоронного, и не плакали бы люди на похоронах. С ним хоронили прекраснейших людей, замечательных мальчишек… Как говорят, Бог забирает лучших… Так вот ребята были лучшими. Вообще, подразделение было лучшим. И командиром такого подразделения не мог быть плохой человек»[18].

Продолжает дело мужа и Ирина Беднова. Летом, когда в Луганске шли активные боевые действия, Александр Александрович отправил жену и детей в Россию, в лагерь беженцев, а сам вместе со своим отрядом в числе немногих защитников остался оборонять город. Лишь в октябре, когда Луганск перестали бомбить, семья Бедновых вновь воссоединилась. К несчастью, ненадолго.

После убийства «Бэтмена» угроза нависла и над его семьёй. Неизвестно, как сложилась бы её судьба, если бы на выручку не пришли активисты группы «ЕNОТ.corp», входящей в движение Игоря Стрелкова «Новороссия». Вот, что сообщают об этом сами «еноты»: «У нас с Бедновым были достаточно близкие отношения, ведь познакомились мы с ним буквально в первую командировку – тогда еще никому не известный Бэтмен встречал нашу колонну «за ленточкой». В дальнейшем, ЕНОТы неоднократно с ним контактировали, в том числе привозили помощь его подразделению. К сожалению, его честность и порядочность, так радовавшая нас, была по вкусу далеко не всем. Но даже при всей напряженности ситуации «там», ликвидация Беднова была абсолютно неожиданным шагом, последствия которого только предстоит ощутить. Разумеется, одним Бэтменом дело ограничиться не могло. Все знают о штурме остатков его подразделения, но далеко не все осведомлены о ситуации с его семьёй. Обладая определенной информацией, его жена и двое детей вероятно тоже подлежали ликвидации. Однако этого не произошло.

В ночь на 6 января, спецгруппа ЕНОТов вылетела с особым заданием, которое до успешного завершения не разглашалось даже среди своих. Речь идёт об эвакуации семьи Беднова. Деталей мы, по понятным причинам назвать не можем, но всех, кому небезразлична данная ситуация, успокоим — семья Александра Беднова теперь находится в безопасности».

Проведённую операцию высоко оценил полковник Стрелков: «Со своей стороны выражаю глубокую благодарность подразделению ЕНОТ за выполнение поставленной задачи успешно и в кратчайшие сроки».

Сегодня Ирина Беднова заведует отделом медицинского обеспечения Движения «Новороссия». Большую часть денег, переведённых в помощь ей и её семье сразу после гибели Александра Александровича, она передала семьям погибших с ним бойцов.

«Война — это страшная вещь, — говорил подполковник Беднов. – И в бой идти очень страшно. Не боятся только сумасшедшие. Но когда на одной чаще весов твоя жизнь и здоровье, а на другой — виселицы с невинно убиенными людьми, в том числе детьми, твоя земля, твой дом, твои дети, твои родные и близкие и даже воздух, деревья, среди которых ты вырос — не может быть другого ответа на вопрос, почему мы воюем.

Честно говоря, поначалу я был удивлен, увидев, как много людей, особенно молодежи, у которых патриотическое чувство не растворилось в пропаганде секса, наркотиков, алкоголя. Нам ведь все эти годы внушали: русские — неудачники, пьяницы. Глупость все это: на самом деле русские — самые чистые и добрые. В чем наше отличие от укров? Они пытаются навязывать другим свое видение мира, поломать людей, перекроить, по-новому пересказать историю целого народа, этноса. Это еще никогда никому не удавалось. А мы не навязываем свою точку зрения. Мы прекрасно понимаем, что переделать тех людей, которые на Западной Украине, нам не удастся. Хотите почитать Бандеру, изверг фашист — ваш герой? Да ради Бога, хоть в черта верьте — только к нам не лезьте.

Обидно, конечно, что люди почитают Гитлера, но мы же не навязываем им своей точки зрения, не заставляем их разговаривать на русском языке. Все эти сказки про насильственную русификацию — полнейшая чушь. Я родился в Луганске, вырос в семье военнослужащего. Поскольку военных могли отправить в любое место, их детей не заставляли изучать язык той республики, где они жили, но в Украине изучение украинского языка и литературы было обязательным. У меня, кстати, были отличные оценки по обоим этим предметам. Отец у меня русский, мама — украинка. И, я считаю, я должен знать язык одной из ветвей своих предков, поэтому я прекрасно говорю на украинском, читаю на нем, пишу.

Русская душа — очень открытая. Мы готовы принять любого — какой бы национальности он ни был — лишь бы он был хорошим человек. И обнять его, и отдать последнюю рубашку. А на каком он языке говорит и во что одет — неважно, хоть в набедренную повязку. Самое главное — жить по совести. На мой взгляд, совесть — это Бог. Это тот внутренний стержень, ограничитель, который держит тебя в рамках, чтобы ты не делал ничего неправильного. Чтобы окружающие знали, что ты хороший человек — вот это самое главное. Даже сейчас, на войне, я говорю своим ребятам, своим бойцам — живите по совести, и тогда все будет нормально»[19].

Хочется верить, что идеалы и чаяния русского офицера и патриота, героя Русского Мира Александра Беднова когда-нибудь действительно воплотятся на многострадальной земле Новороссии.

Материал подготовлен Еленой Семёновой

ОПУБЛИКОВАНО В КНИГЕ

Добровольцы. Век ХХI. Битва за Новороссию в портретах её героев

 

ЧАСТЬ 1.
http://od-novorossia.livejournal.com/868799.html


[8] Там же

[14] Там же

Реклама