Метки

В украинских СМИ все чаще и чаще звучит слово «Орда» применительно к восточному соседу. То советник киевского «гаранта» призовет «отнести к посольству Орды бутылочку «Боярышника», то министр инфраструктуры потребует ликвидировать все, что напоминает о связях с «московитами-ордынцами». А как украинские СМИ обрадовались высказыванию «известного в РФ оппозиционного деятеля», который поддерживает «борцов за незалежность» из Нью-Йорка Гарри Каспарова — и описать сложно. Сразу же подхватили его слова, что «ордынско-византийская Московия ведет агрессию против вольницы Украины».

Складывается впечатление, что апологеты киевского режима, включая российских «либералов», просто элементарно не учились в школе. Любому старательному школьнику известно, что из четырех древнерусских государственных образований на территории современной России татарами были завоеваны только два (Владимиро-Суздальское и Рязанское княжества, Новгород и Смоленск защитились от врага), а в нынешней Украине — все четыре, существовавшие тогда (Киевское, Переяславское, Черниговское, Галицко-Волынское княжества). Мало того, монголы полностью завоевали Польшу, Венгрию, однако в отношении этих стран никто не применяет термин «ордынское иго». Как не применяет его в отношении Болгарии, которая согласилась платить дань Золотой Орде наравне с древнерусскими княжествами. Не говорят об иге применительно к Китаю. Хотя Поднебесная была не только целиком завоевана татарами, но и, в отличии от Руси, сохранившей внутреннюю автономию, полностью интегрирована в Монгольскую империю.

Украинские радикалы и российские «либералы» пропустили в школе мимо ушей то, что московское государство самостоятельно освободилось от татарской зависимости. Причем суверенный статус Москвы уже XIV веке подчеркивался тем, что монголы утратили право непосредственно собирать дань с местного населения, а баскаки превратились в ордынских послов.

Напротив, княжества на территории современной Украины просто поменяли в 1320-х годах господство хана на правление литовских князей, а затем польских королей. Причем дань Золотой Орде, а потом крымскому ханству продолжали исправно платить и при новых хозяевах. Только к ней еще и добавились сборы в пользу Литовского государства, а затем Польши. Все средства сначала уходили в Вильну, а уже после этого часть из них пересылалась в Орду (Крым). В результате литовские подати («серебщина») оказались на украинских землях в несколько раз выше того, что ранее непосредственно приходилось платить татарам («ордынщина»).

На этом фоне странно наблюдать присутствие не только в украинской, но также отчасти и в российской историографии мифа о том, что монгольское иго в Галицко-Волынском княжестве было несравненно мягче, чем на землях северо-восточной Руси. Якобы, этим объясняется более глубокое влияние наследия Золотой Орды на русский народ. Но в реальности, если князьям северо-восточной Руси и приходилось больше платить татарам, то причина не в наличии какой-то особой формы ордынской деспотии. В 1243 году монголы утвердили первородство владимирских правителей по отношению к другим древнерусским правителями. Ярослав Всеволодович получили наследственный титул «старейших среди всех русских князей».

Важно отметить, что этот статус Владимирского князя признали практически все правители русских земель — и на территории современной России, и на Украине (включая Даниила Галицкого), и на части Белоруссии (Турово-Пинское княжество). Но новый титул предполагал не только преимущества, но и ответственность — Ярослав Всеволодович, Александр Невский и их наследники выступали поручителями за уплату дани со всей Руси, в т. ч. и Галицко-Волынского княжества. И если Галич или Киев задерживали подати, то отвечать должны были Владимирский, а потом Московский князья.

Но вопреки всем этим фактам украинские «историки» и политики не прекращают попыток внедрить в общественное сознание мифологему львовского профессора Михаила Грушевского о том, что ввиду «полного подчинения» северо-восточных княжеств Золотой Орде, «государственное начало» Киевской Руси, якобы, было унаследовано исключительно Галицко-Волынским княжеством.

При этом, как это ни печально, отчасти опираются на некоторые традиции еще Украинской Советской Социалистической Республики. В учебниках по истории УССР «эпохи застоя» указывалось, что в то время как Александр Невский остановил тевтонцев и шведов на севере, Даниил Галицкий, якобы, сумел отбить еще более сильный напор «крестоносцев» в лице венгров и поляков.

В действительности Ярославская битва 1245 года, на которую при этом ссылались, была не более, чем междоусобным конфликтом. И сошлись в ней не русичи и «крестоносцы», а два претендента на галицко-волынский трон — Даниил Романович и Ростислав Михайлович. Причем и тот, и другой использовали иностранные войска западных стран. Союзниками «спасителя Руси от иностранной агрессии» Даниилы Галицкого были польский князь Конрад Мазовецкий и литовский Миндовг, а также половцы. Ростислава Михайловича, ставшего в советской историографии иностранцем, поддерживали венгры и князь польского Кракова.

В 1987 годе на советский экран вышел фильм Одесской киностудии «Даниил — князь Галицкий». В этой киноленте львовского режиссера Ярослава Лупия Даниил Романович был представлен независимым правителем, в то время как северо-восточная Русь порабощена. Все, кому были дороги традиции свободы, якобы, сбежали из Москвы и Рязани в Галич и Холм, из чего можно было сделать вывод, что на Галичине живут исключительно потомки свободолюбивых предков, а в России — рабов.

Галицкий правитель, образ которого талантливо сыграл российский актер Виктор Евграфов (профессор Мориарти из сериала о Шерлоке Холмсе), был представлен человеком, который разрушил Золотую Орду и сделал украинские земли «независимыми». Причем Куликовская битва была представлена лишь эпизодом на фоне «эпических побед» Даниила Романовича. Хотя в действительности эпизодический характер носили стычки самого галицкого князя с одним из многочисленных татарских наместников — Куремсой. И цель их была не в освобождении от монгольского ига, а в помощи одному из претендентов в междоусобной борьбе за ханский престол. Когда же в Золотой Орде, наконец, избрали нового правителя, Даниил Галицкий быстро присягнул ему на верность.

В советское время подобные тенденции сглаживались общей интернационалистической направленностью идеологии СССР. Но нынешние дети представителей партхозноменклатуры, отбросив социалистические идеологемы своих отцов и абсолютизировав их не самые лучшие стороны, сделали все, чтобы довести ситуацию до крайнего абсурда. В результате настолько рьяно принялись внушать всем мысль о превосходстве Галичины, что подталкивают обратиться к истории.

Даниил Галицкий, который вначале откликнулся на призыв Папы Римского о «крестовом походе» «за свободу» на Восток, вскоре имел возможность в полной мере оценить циничность Запада. И тогда «ордынцы» оказались ему милее, чем европейские цивилизаторы. А верховенство (первородство) владимирского (московского) князя стало и спасением, и благом.

Реклама