По ТВ Оплот идет фильм «У каждого своя война».
Приехали ополченцы, вернее советские офицеры, к большому толстому начальнику. Поговорить о важных проблемах и вопросах. И об эвакуации детей. Дядько выпил пару-тройку стаканчиков нарзана явно «с бодуна», военным не предлагая, оттарахтел пару дежурных фраз и.. сбежал.

Но помощник повел их в обкомовский ресторан. Там примерно то, что теперь на фуршетах нашего доблестного проминского руко или жо… водства. Попало как-то фото радостных обжор в сеть.

Так вот, тогда хотя бы попросили военных никому не говорить, что они тут видели и ели. Сейчас — век интернета и сбои бывают.
Так вот, пришедший с передовой военный вышел и предсказуемо застрелился.

Почему-то времена слились воедино. Не голод здесь, скажете? Иначе все?

Отвечу — «у каждого своя война» и свой голод…

Мы сегодня девочку забирали из роддома, с которой со скандалом требуют шесть тысяч за кесарево и еще какие-то деньги за справки и прочие расходы. Вот за донора 800 рэ стоит заплатить, если родня кровь не сдает. А если некому? И нечего? Принудительно-платная выписка оказалась, на выходе стребовали триста рэ. Мы заплатили «за выход» и за справку, подруга повезла в практически неотапливаемое помещение, которое чудом с трудом на время выбила с привлечением всех связей сразу… Сказали врачи и сестры в роддоме, вернее проорали, что знали бы, что не заплатит — лекарства бы на нее не тратили. Хотя гуманитарку же какую-то получают они и лекарства тоже… И с нищих людей с Песок без дома и без паспорта (не дают паспорт девочке, которой он стал положен во время войны, а район Донецка Пески — цеУкраина, и паспорта никакого у нее нет. ДНРовский ей не положен — прописка «украинская». Общежитие без документов тоже не положено. Пособия тоже. Геноцид народа Донбасса проводит Украина, вещает сейчас Пушилин по тому же каналу Оплот. Но только ли Украина?

Кто-то весь в фирменном белом, кто-то пузо отрастил — от голода что ли опух на фуршетах. За это ли погибли тысячи? За это ли сидят в окопах наши отчаянные мужики? За это ли сражались брошенные на произвол ставшие инвалидами? Этого ли хотели оставшиеся бомжами, которым говорят — документов нет, армии еще не было, общежитий тоже нет — переполнены — снимайте квартиры, платите за общежития… Инвалиды без пособия… и без «ангелов»…

И хрен с ним, с авитаминозом, соевым паштетом и надоевшими макаронами… Потерпеть Стешин сказал, передает от вышестоящих, что не ждите спасения, придется потерпеть — то есть голодать, терять дома, погибать… тут все молят — только бы не инвалидами остаться, лучше сразу если что… Когда жертвуют теми, кому вопреки вранью обещали поддержку, а потом решили ими жертвовать, чтобы ждали спасения, пока рак свиснет, пока хохол прозреет, пока санкции снимут, пока Трамп расчехлится, и пока не перемрут все, позабыв что это было и почему… Как не называй предательство геополитикой или игрой вдолгую, или жалостью к украинцам, чтоб не было им плохо как дончанам… Как не называй предательство, а оно остается предательством. Слово такое есть. Именно жертвование другими и есть предательство. Как бы не забалтывали предатели — не поможет. Предатели они — иуды.

Наши пацаны на промке Ясиноватой сами пекли хлеб до обострения, чтоб не возили им… Приехал как-то знакомый угостил буханкой с передовой, немного обгрызенной. Другой еды не было, — говорит. Не, готовят, все в порядке. Просто и съедают. Вовремя надо на кашу успевать.
Пробовала я их паштет. Такие теперь по тридцать руб. в народном продаются. Состав — соя соевая в основном. То-то говорят — надоел. У котов и то процентов мяса больше в паштете «ночной охотник»- пробовала для сравнения.

Гуманитарка ахметовская есть для тех, кто старше 65 и матерей-одиночек.
Младенцам-искусственникам — смеси раз в 25 дней. Кто доберется с обстреливаемой Путиловки — получит. Сидят они там, «отказавшись от эвакуации» — вот просто царицы какие-то, их вывозят, а они не хотят… Только секрет в том, что вывозят куда скажешь, если есть уже куда. А если нет другого жилья — отказался ты дурак сам от эвакуации значит.

Но в начале раз в две недели, потом в 25, потом в 35, теперь в 45 дней. И теперь без тушонок, даже без круп и прочих глупостей. Мука, постное масло, две пачки макарон, две баночки паштета, кукуруза и горошек. Но дело не в этом. А в том, что действительно замерзшие, больные, одинокие и в зоне обстрелов далеко от пунктов выдачи и не доберутся. Привозили гуманитарщики бывало, кто посмелее и настойчивее — Смирнов, например, Ангелом которого звали… Хиросима вот пытается. От Стрелкова куда-то добираться пытаются. Но не так, конечно, как Ангелы, в Зайцево по домам не бегают. Прапор вот на фронт добирался с утеплениями… Но это проблему не решает — масштабно все слишком. И лежат старики под обстрелами в холодных квартирах с клеенкой вместо стекол — без еды. Кто может — выбирается на мусорку поискать остатки хлеба. Не шучу — напротив… плАчу.

Advertisements