Метки

На переднем крае. Битва за Новороссию в мемуарах её защитников

На переднем крае. Битва за Новороссию в мемуарах ее защитников / Ред.-сост. Е. В. Семенова. – М.: Традиция, 2017. 488 с.

Это книга об истинных героях Русской Весны 2014 года, бескорыстных и полных энтузиазма, которых сейчас пытаются вытеснить люди с корыстными интересами, жаждущие власти и денег, им нет дела до интересов простых людей, они готовы ради своего кармана договариваться даже с врагом. Авторы статей и дневниковых записей, вошедших в состав сборника «На переднем крае», – непосредственные участники битвы за Новороссию, которая длится по сей день, как «эхо русской и долгой весны» (Ю. Горошко). И российский доброволец Ю. Горошко в своем стихотворении задается непростым вопросом, выражая в нем мысли многих и многих людей:

Новороссия, Новороссия…

Быть тебе на земле, иль не быть?

Что ответишь ты нам, если спросим мы,

Скольких нужно еще схоронить?

Сколько времени, крови истратишь ты,

Зарождаясь в донбасских степях?

Нет отца у тебя и нет матери.

Только дух, только воля и страх…

Страх, что в очередной раз надеющихся на помощь России жителей Донбасса в очередной раз «сольют»… И этот страх поддерживается информационной войной, и тем, что не обо всем можно рассказывать, пока война еще не завершена. Как говорит А. Жучковский, «война продолжается, и не все увиденное, услышанное и сделанное может быть предано огласке». Но то, о чем рассказывать можно и даже нужно, в этой книге читатель найдет.

В очерках и дневниковых записях показаны взгляды разных по политическим убеждениям и мировоззрению людей, объединенных любовью к родной земле, единодушных в борьбе с врагом. Эти публикации порой даны в «сыром», не вычитанном виде, порой, видимо, взяты прямо из блогов или соцсетей, и в этом есть, возможно, свой смысл – это подчеркивает подлинность переживаний автора, не отретушированную рукой корректора или редактора, не приглаженную, а такую, какой она родилась в момент написания (в окопе под обстрелом; в квартире, где в любой момент может погаснуть свет и вырубиться Интернет; в условиях полевых, военных, непредсказуемых…). Это звучат живые голоса людей, оказавшихся на передовой. Голоса врачей, ополченцев, военкоров, мирных жителей, волонтеров, занимающихся гуманитарными поставками и др. Их глазами мы видим суровую борьбу русского народа на Донбассе за свое право жить по своим законам, не прогибаясь под навязываемую им чуждую православным людям прозападную идеологию. В статье Ю. Евича, который стоит у истоков военной медицинской службы ДНР, мы знакомимся с непростой ситуацией. Он пишет: «… за все время работы здесь мне не удалось встретить НИ ОДНОГО военного врача из РФ! Одиночки-добровольцы <…> – это насмешка над «организацией современной военной медицинской службы» <…> пусть у русских военных врачей нет приказа вышестоящего руководства (кстати, а почему?) – но ведь в позапрошлом веке, в прошлом русские врачи не по приказу, а по зову сердца ехали добровольцами в Африку, Индокитай – лечить тамошнее население от эпидемий и увечий, полученных в ходе военных конфликтов. Что случилось с тех пор с отечественной медициной? <…> Если забьют Новороссию, то дальше – фашисты четко обозначили свои цели: война придет в Орловщину, Брянск, Подмосковье…».

Воспоминания Геннадия Дубового – не просто публицистика, а полноценные главы для большого документального романа, в котором главным действующим лицом выступает сам автор, все описываемое реально переживший и запечатлевший самые яркие эпизоды. Это философское, экзистенциальное осмысление войны, психологический очерк переживаний человека на войне. Это взгляд человека, который проникает в самую суть бытия, научившись на войне какому-то беспредельному всепониманию того, что невозможно выразить «всем вместе взятым гениям кино»: «Испытанное слияние с сознаниями сотен людей вызвало не страх – радость; целительное, как в материнской утробе спокойствие. И внутри этого невыразимого спокойствия душа бабочкой в панцире нетварного света, сразив безумие обыденности, алмазным росчерком озарения соединила-вмагнитила в одну бездонную и всё выявляющую фразу вездесущности все содержание миров невидимых и видимых. Сгорело «Я» — и то, что было тленным мною, стало в зияющем разломе вневременности нетленным всем во всем». Главная мысль Геннадия Дубового в том, что без создания Новороссии как лаборатории «социально-экономического креатива» не будет и России: «… гарантируемая системами залпового огня деиндустриализация, гаубично-минометное инфраструктурное обнуление, карательными операциями довершаемая элиминация «лишнего» населения Юго-Востока бывшей Украины – модель для разборки Российской Федерации».

Дневник Ю. Горошко представляет собой хронологическое изложение его собственной истории, как он попал на войну в бригаду А. Мозгового «Призрак». Как он пишет в одном из своих стихотворений,

Зима пришла на огненный Донбасс…

Истерзанный, израненный, изрытый…

Он нас позвал. И в этот трудный час,

Стоим мы с автоматом и молитвой <…>

Он описывает переход через границу, будни в штабе «Призрака» в мирном Алчевске, желание действовать, воевать, Дебальцевскую операцию и многое другое.

Однако, помимо героев, подвиги которых уже вписаны золотыми буквами в историю Новороссии (И. Стрелков, А. Павлов (Моторола), М. Толстых (Гиви), А. Беднов (Бэтмен), А. Мозговой и др.), были и предатели, которые приехали на войну за наживой (таковыми оказались Ходаковский и Безлер). Об этом, например, пишет в «Записках Добровольца» А. Красногородцев, рассказывая о том, как воевали «Восток» и «Оплот», оставившие боевые позиции без приказа и прославившиеся «несгибаемой трусостью». Не все ехали на войну воевать… Многие хотели за чужой счет награды получить, так сказать, отметиться, что они тоже там были с оружием в руках.

Центральным же вопросом книги является вопрос, вынесенный нами в заглавие статьи. В дневниковых записях А. Мозгового (они как раз и помещены в центре сборника, так сказать, на почетном месте) этот вопрос поставлен особенно остро, ребром. Война нужна тем, кто заставляет народ о многом молчать: «Мы зависим от военных грузов из России, наши жители голодают. Даже идейно мы находимся в зависимости от лживой пропаганды, где ни слова об истинных виновниках русско-украинской трагедии». Основной пафос записок А. Мозгового: нужно объединяться против общего врага – еврейских олигархов. «В августе, наконец, ввели войска, но не дали им наступать. Провозглашали Новороссию от Луганска до Одессы, а позволили удержать лишь две области. Но и от них половину оставили противнику, а оставшийся огрызок поделили на ДНР и ЛНР, чтобы русские и здесь не могли объединиться и не стали самостоятельной силой». Кому нужна такая война, в которой, по свидетельству военкора Ю. Юрченко, герои не должны были вернуться живыми: «О том, что стрелковская армия была готова умереть в битве за Славянск, знали все. При сложившемся на тот момент соотношении сил, они, эти полторы тысячи спартанцев, были обречены на героическую гибель. И такой исход устраивал, если не всех, то – очень многих. И не только в Киеве… Но такой финал не устраивал командующего этой армией, который не имел права погубить здесь, в этом небольшом русском городке (уже обозначенном на картах киевских военачальников как большой пустырь), вверивших ему свои жизни ополченцев, и этим, практически, решить судьбу битвы за Новороссию»?..

Я читала эту книгу, находясь в командировке в Донецке, под периодически доносящиеся с северной стороны города звуки стрельбы. Все описанное в книге я знаю от родных и друзей, с которыми поддерживаю постоянную связь. И хотя я не живу в Донецке постоянно, а только навещаю его, мое сердце всегда находится там. Это и моя война. И когда идеи Новороссии постепенно начали «сливать», в моей душе всё возмутилось: за что же проливали свою кровь в 2014 г. мои земляки, если их потихоньку оттесняют, выдавливают из власти, а героями объявляют людей, не причастных к событиям Русской Весны и едва ли воевавших… Я читала эту книгу, а в сознании то и дело возникали картины из фильма Э. Кустурицы «По млечному пути» (2016), о другой войне, на Балканах, но такой похожей на нашу своей фантасмагорической действительностью. В фильме главный герой Коста ездит в соседнюю деревню за молоком на осле и под большим черным зонтом, потому что идет война и летают осколки снарядов. У военкора Ю. Юрченко описан подобный эпизод, но в Донецке: «По улице, впереди меня идут две женщины, пожилая и молодая. Накрапывает почти незаметный дождик. Слышится очередной, достаточно близкий «раскат». Женщины никак на него не реагируют, пожилая говорит своей юной спутнице: «Дура я, дура… Зонтик не взяла!..». Я не выдерживаю, смеюсь. Они оглядываются на меня, удивленно. «Думаете, зонтик поможет?..». До них доходит, они тоже начинают смеяться…».

Вопрос, который звучит в книге то явно, то между строк, — кому нужна такая война? – постоянно приходил мне в голову. За окном глухие, тяжелые звуки «перемирия», готовые выпустить первые листочки деревья, готовые зацвести весенние цветы… За окном тепло и люди заняты повседневными заботами… Жизнь идет своим чередом. Но эти люди, там, за окном, они уже не такие, какими были до войны: «Война проявляет людей как фотопленку. Пара дней войны и люди как на ладони. Чем ближе женщина с косой, тем лучше видно, кто из какого теста слеплен и какими нитками сшит…». Это люди, о которых пишет И. Донецкий: «Мы переоцениваем ценности. Мы учимся помогать друг другу. <…> Мы живем настоящим. Потому что прошлое лежит в тревожной сумке, а будущего может и не быть. Мы ездим в трамваях, бока и стекла которых пробиты пулями. <…> И эта реальность нас – жителей Донбасса – меняет. <…> Донбасс меняется стремительно. И уже не важно: победит ополчение украинскую армию или украинская армия – ополчение. В любом случае Украина получит пару миллионов пропахших порохом мирных жителей, которых ей уже нечем пугать. Плюс пара миллионов прорыдавших в изгнании. И десятки тысяч вооруженных мужчин и женщин, которым есть, за кого и кому мстить». Это русские люди, которые не хотят потерять свою культуру, свой язык. За это они вышли кто с оружием в руках, а кто и вовсе безоружный, в 2014 г., вдохновившись идеями Русского Мира и Русской Весны. И это ничего, что, как пишет в своем дневнике Елена Донецкая, в Киеве ее говор воспринимают как русский язык, а в Москве – как киевский диалект. Такие же проблемы в столице возникают и у жителей Брянской, Орловской, Воронежской областей, и вообще юга России. Чем ближе к югу, к морю, тем больше в русском языке кавказских и украинских черт. Но все мы – русские, и вместе составляем единый Русский Мир. И война на Донбассе (и это подчеркивают все авторы сборника «На переднем крае») идет за право быть русскими. Факел Новороссии, который зажег в самом начале Русской Весны Павел Губарев, нельзя погасить. Как бы ни пытались политики, бизнесмены вытеснить из народного сознания идею Новороссии и присвоить себе, оттеснив истинных героев, воинскую славу тех, кто первыми поднялись на защиту Родины в 2014 г., — возрождение идеи Русского Мира, Новороссии неизбежно.

Ирина Логвинова

ПРИОБРЕСТИ КНИГУ

http://www.golos-epohi.ru/eshop/catalog/128/15100/

Реклама