Метки

«Владимир Владимирович, Вам были направлены миллионы писем, миллионы обращений. Ответа мы пока не увидели, но надеемся что вы всё-таки слышите Юго-Восток, и отреагируете так, как должны отреагировать, если вы действительно патриот, а мы верим в то, что вы нас не оставите. Поэтому в ближайшее время, Владимир Владимирович, сделайте решительный шаг. Политика политикой, а совесть должна быть чистой», — с такими словами 11 апреля 2014 обратился к российскому президенту в ту пору ещё мало кому известный активист луганского сопротивления Алексей Мозговой в эфире телеканала Лайф-ньюс. Это было едва ли не первое публичное выступление легендарного комбрига. В те дни, когда пламя ещё только занималось над землёй Донбасса, он находился в Москве, встречался с лидерами думских фракций и общественными деятелями, от коих получил заверения в поддержке и, что более существенно, кое-какую помощь зарождавшемуся ополчению.

Алексей Мозговой родился 3 апреля 1975 г. в поселке Нижняя Дуванка Сватовского р-на, Луганской обл. Родители его были простыми крестьянами, имевшими, впрочем, казачьи корни. Эти корни весьма сказались в Алексее – ещё в детстве он научился обращаться с казачьей шашкой и рос настоящим воином. «Характер имел взрывчатый и вёл свою бурную жизнь вне школы, пытаясь реализовать себя как лидера, — вспоминали о нём учителя. Удавалось ли это ему – никто убедительно ответить не может, но вот позицию «жить против всех правил» Алексей пытался демонстрировать часто»…
Мозгового всегда тянуло к военному делу, но армейская стезя не заладилась. Какое-то время он служил в армии по контракту, затем работал в военкомате Сватовского р-на. «С детства мечтал стать военным. Был у нас министр обороны Кузьмук при Кучме, царство коррупции набирало такие обороты, что ужас. И у меня не получилось ни поступить, ни выпуститься», — вспоминал Алексей Борисович.
После окончания школы он стал солистом в мужском фольклорном ансамбле Сватовского района. В составе ансамбля Мозговой не раз выступал на различных музыкальных фестивалях. Он был поэтом и автором-исполнителем, сочинял стихи и пел как на русском, так и на украинском языках. Впрочем, и эта стезя так и не стала для него по-настоящему своей: «По специальности я – художественный руководитель, дирижёр духовых оркестров, но до войны не работал по профессии. Строителем работал, бригадиром. Сейчас миномётной батареей руковожу – и тоже трубами. Так сложилось».
Ещё в конце девяностых годов Мозговой увлекся политикой. Во время выборных кампаний принимал активнейшее участие в организации работы избирательных участков, а также занимался агитацией населения. В провинциальной луганской газете «Сватівські Відомості» в своё время появилось его письмо в редакцию о безобразном проведении выборов в его родной Дуванке. «До самого вечера многие дуванчане ждали урну, но время шло, а за их голосом так никто и не приезжал, — сообщает в своей статье о Мозговом Валентин Антонов. – Как утверждает Алексей, БЮТовцы настояли, чтобы ездили с одной «скрынькой», поэтому к окончанию голосования всех просто не успели объехать. Мать автора письма – женщина 1938 года рождения и с сахарным диабетом – заволновалась, как и многие другие законопослушные граждане. Кто смог и как смог – попытался добраться самостоятельно до участка. Алексей пишет, что зрелище это было не из приятных.
Доставил туда свою мать и Алексей. Но, по словам автора письма, представители БЮТа препятствовали старикам и таким образом проголосовать. С горем пополам те, кто всё-таки добрался до участка, проголосовали. Но это была только небольшая часть. А многие другие, утверждает Алексей, плакали дома от обиды, что их даже не посчитали гражданами страны, на которую они много лет работали и потеряли здоровье. Алексей по этому поводу даже написал стихотворение, которое мы обязательно напечатаем в одном из выпусков рубрики «Вірші від народу».
Давным-давно и в другой стране, с её предвыборными страстями, которые тогда заставляли людей плакать от обиды и которые теперь кажутся такими безобидными и милыми… «Вірші від народу»… Вот стихотворение «Мама», которое Алексей Мозговой написал уже в 2013 году:
Мне тебя не хватает, мама…
Как пылающим летом дождя.
Но уходишь ты дальше упрямо,
Навсегда оставляя меня.

И теперь я один среди поля,
Утопаю в ковыли седой.
На меня ты обиделась, что ли…
Попрощаться забыла со мной.

Ты ушла, не промолвив ни слова,
И сжимает виски тишина.
Хоть разочек услышать бы снова
Голос мамы, что так мне нужна.

Я стою и боюсь шевелиться,
Полной грудью дышать не могу.
Не умею я Богу молиться,
От себя никуда не сбегу.

А вокруг суета без причины,
Шёпот листьев и пение птиц.
Но не слышу я больше калины,
И не вижу я вспышки зарниц.

Моя милая, милая мама,
Закричать бы, но голоса нет!
Среди поля небесного храма,
Без тебя угасает мой свет.

Если ты меня слышишь, родная,
Я прошу тебя мама… прости…
И ковыль тебя просит седая,
Ты хотя бы во сне приходи…»
Трудно поверить, но за внешностью сурового комбрига скрывался тонкий лирик. Большая часть литературного наследия Мозгового – это именно лирика. Лирика с часто уловимыми нотами ностальгии по временам давно минувшим. В одном из интервью Алексей Борисович обмолвился, что своими героями считает практически весь офицерский корпус Белой Гвардии. Ностальгия именно по этому времени, его понятиям о чести и достоинстве, сквозит в ряде стихотворений Мозгового, кои формат нашего повествования, увы, не позволит нам процитировать. Уже во время войны он станет иногда надевать белогвардейский мундир, говоря, что никогда не сделал бы этого в мирное время, дабы не пополнять ряды «ряженых», но теперь, в боевой обстановке считает должным этот мундир носить, т.к. он символизирует идеалы настоящего русского офицерства, с его понятиями о чести…
За три месяца до начала майдана, когда химеры «европейства» уже вовсю растлевали души его соотечественников, а партии, как водится, грызлись за власть, Мозговой написал одно из самых, пожалуй, жёстких своих стихотворений:
Куда не плюнь, везде дворяне.
Кто граф, кто княжеских кровей.
Раздача титулов по пьяни,
Всё для народа, для людей.

Размен наград на килограммы,
Блестят в медалях пиджаки.
Тускнеет позолота храмов,
Но слепят взор особняки.

В мундирах толпы генералов,
Погоны бисером горят.
Уж на бразильских карнавалах
Такие точно победят!

Святой отец, с крестом и в рясе,
Безгрешный господа слуга…
Найдёт и в пост блаженной грязи,
Без страха Страшного суда.

В отдельном списке слуг народа
Борец за правду, демократ.
Несчастный нищий – год от года
Страдает бедный депутат…

В разгар чумы – парад банкетов,
Произрастает страха плод.
Бомонд дворян в стране советов,
Где загнан в стадо весь народ!

Орда элитных скоморохов,
Господ и дам блатная рать.
От рассуждений мало проку,
Пора немножко в них стрелять.

Но можно продолжать и дальше,
Ходить на митинги за грош.
Внимать речам вранья и фальши,
И «морды» выбирать из «рож»…
Выбирать «морды» из «рож» Алексей Борисович не хотел. Уже в апреле 2014 г. он выступил в качестве лидера ополченцев Луганска. Его отряд начинался с пяти человек, с палаток, с митингов и с трёх охотничьих ружей.
То, что настало время браться за оружие, Мозговой понял при первых выстрелах в Славянске. Несколькими месяцами позже он, уже известный командир, точно подтверждая слова своих школьных учителей, свидетельствовал: «Бригада «Призрак» пошла вразлом со всеми сценариями. Нас не должно было быть. На удивление всем мы возникли. Потому что возник такой Мозговой, который денег не берет. И сам по себе начал что-то делать. На помощь таких же граждан, как и мы. Вот и все. Представляете, как это бьет по сценаристам? Вы даже себе не представляете. А логика следующая. Мы пошли наперекор всем логическим вещам, которые нам предлагали» .
«Он был поэтом и певцом, – писал о Мозговом неизвестный автор портала «Злые русские» с ником «Иезекииль». – Но, в отличие от «творческой интеллигенции», которая предпочла самоустраниться с началом войны, он поднял знамя. Знамя борьбы. Знамя надежды. Русское знамя.
Он знал, что ждет русских, если они сдадутся.
И там, на окраине Рубежного, маленького городка на отшибе Донбасса, он со своими ребятами не побоялся остановить колонну ВСУ. Их было мало, украинцев много. Но украинцы отступили, так и не дойдя до Лисичанска. Это было началом войны на Луганщине. Но Алексей Борисович принял ответственность.
Ополчение Мозгового было гарантом законности и порядка в Триграде. Под его руку шли все, от шахтеров до изнеженных клерков и вчерашних студентов. И под его рукой становились теми самыми грозными «призраками», от которых бежали хваленые добробаты ВСУ» .
Свой боевой путь отряд Мозгового начал с Лисичанска и Рубежного, где на рассвете 22 мая загремели бои. Атаку ВСУ на Лисичанск отражали отряды «Армии юго-востока» под командованием Алексея Мозгового, атамана Козицына и группа самообороны из числа жителей Лисичанска.
Russia Today приводит рассказ о ходе боя под Лисичанском и Рубежным от одного из ополченцев: «Утром бой начался минут в десять пятого. Раньше нам клялись на блокпосте Нацгвардии не входить в города и не начинать стрельбы. Не сдержали они своего слова…Началось с утра, часам к 11 вроде бы колонна пошла в город, но мы свалили деревья и заблокировали им путь. У них возникло безвыходное положение, и они пошли на переговоры». Первоначально военнослужащие были готовы разоружиться, но им помешал их командир, который открыл по ним огонь. Те первые схватки принесли ополченцам внушительный успех. Силы «Армии юго-востока» пополнились четырьмя «киевскими» бронемашинами, подбили вертолёт Ми-24 и две БМП. 17 военнослужащих ВСУ перешли на сторону ЛНР.
7 июня 2014 года бригада Мозгового объединилась с отрядом Павла Дремова из Северодонецка. В тот же день было объявлено, что отряды переходят в полное подчинение Игорю Стрелкову, командующему гарнизоном Славянска, что было продиктовано как оперативной обстановкой, так и незаладившимися отношениями Мозгового с главой ЛНР Валерием Болотовым.
«Возрождающийся феникс» — так прозвали бригаду «Призрак» в те дни за то, как удавалось ей и её командиру выходить из, казалось бы, самых гибельных ситуаций.
Алексей Борисович никогда не боялся угроз. Ни себе, ни своим близким. «Мы все знаем Минина и Пожарского, читали строки «заложим жён и детей своих»… — писал журналист Эдуард Наипов. – После приезда Мозгового мы это ощутили материально. Русский мир выжил потому, что люди умели жертвовать, выжили потому, что гибли. Оказывается, Мозгового пытались запугать семьёй. Не получилось!
Комбриг выбрал идею Новороссии, не сломался, не прогнулся. Он сказал, что его семья – это бригада, это народ.
— Если мы будем труситься за семью, а не за идею, ничего не получится. Что важнее: интересы народа или личной семьи? Семья – это весь народ, если он свободен» .
22 июля ВСУ приступило к массированным артобстрелам Лисичанска, стирая его и его пригороды с лица земли точно так же, как чуть раньше стирали Славянск. И так же, как и Стрелков, Мозговой вынужден был покинуть обороняемый его бригадой город, чтобы охранить жизни жителей. «Мы понесли только моральные потери, — рассказал по оставлению Лисичанска Мозговой. – Приходит время, когда лучше отступить, чем подтвердить свои амбиции. Я вывел ополчение из города. Если у противника есть благоразумие, бомбежки прекратятся».
Игорь Стрелков высоко оценил проведённую своим боевым соратником операцию: «Благодаря своевременному выходу из Лисичанска основных сил А.Мозгового, противник не смог сходу занять агломерацию Первомайск-Стаханов-Алчевск, где до того базировались крайне скромные силы. Теперь нацгвардия будет вынуждена вести за данную территорию тяжелые бои. Мозговой сделал самое главное – своим маневром прикрыл практически «голый» до того участок фронта. При этом могу со всей ответственностью заявить: приказ на отход из Лисичанска он получил лично от меня и выполнил его, несмотря на все высказанные возражения. С другой стороны, хотелось бы отметить мужество и самоотверженность командира «Лешего» и его бойцов, которые уже почти двое суток обороняют Лисичанск очень небольшими силами, выигрывая время для организации обороны на новых рубежах. Надеюсь, они смогут своевременно прорваться сквозь боевые порядки противника».

(Фрагмент из очерка Е.В. Семёновой «Огненный колокол. Светлой Памяти Русского Воина и Поэта Алексея Борисовича Мозгового»)

Реклама